Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 17 ноября 2018 г.

Этносоциальный профиль тувинцев

Этносоциальный профиль тувинцевВ статье анализируется современный этносоциальный профиль тувинцев. Характеризуются динамика их численности, среда обитания, особенности расселения и самосознания, межэтнические отношения, владение языками. Материалом исследования выступили данные переписей населения и текущей статистики, полученные автором из Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва, а также результаты опросов населения Тувы, проведенные под руководством и при участии автора в 2008–2015 гг.

Благодаря высокой рождаемости, которая сохраняется в регионе традиционно, численность тувинцев в России продолжает расти (2002 г. — 243422 чел., 2010 г. — 263934 чел.). Также увеличивается их удельный вес среди других народов (2002 г. — 0,17%, 2010 г. — 0,19%).

Основной особенностью среды обитания тувинцев является компактное расселение на территории своей республики (249299 чел. или 95% от общей численности), кроме того преимущественно моноэтническая среда, невысокий уровень этнокультурного и языкового многообразия, проживание тувинцев в основном в сельской местности. Доля коренного населения в республике постепенно увеличивается (1989 г. — 64%, 2002 г. — 77%, 2010 г. — 82%), а других этнических групп — сокращается. Сальдо внешней миграции остается стабильно отрицательным в первую очередь вследствие оттока русских, покидающих регион из-за социально-экономического неблагополучия. Среди сельчан тувинцев — 92%, в городе — их 73%. В сравнительном плане соотношение в пользу городского населения меняется в Туве медленнее, чем в целом по стране.

Состояние межэтнических отношений в республике оценивается как стабильное, незначительно напряженное. Неблагополучные моменты чаще всего отмечались на бытовом уровне.

Сокращается численность субэтнической группы тувинцев-тоджинцев (2002 г. — 4435 чел., 2010 г. — 1856 чел.). По мнению автора, это результат изменения самосознания части тувинцев-тоджинцев, которая полностью перешла на оседлый образ жизни.

Названы и охарактеризованы факторы, способствующие воспроизводству этничности в Туве: государственная политика, семья, система регионального образования, деятельность региональных СМИ, общественных объединений и др. Численное доминирование представителей титульного этноса создает среду, благоприятную для сохранения его культуры и языка. Почти 98% тувинцев владели тувинским языком и считали его родным.

Делается вывод о том, что этносоциальный профиль тувинцев является в целом достаточно стабильным за счет положительной динамики численности, устойчивого положения тувинского языка и культуры. В то же время моноэтническая среда, складывающаяся в последние десятилетия в Туве, обуславливает целый ряд социальных проблем.

Ключевые слова: Тува; тувинцы; коренные жители; этносоциальный профиль, рождаемость; моноэтнизация; миграция русских; этническая идентичность; межэтнические отношения; тувинский язык; тувинцы-тоджинцы; традиционные занятия

 

Введение

Республика Тыва — субъект Российской Федерации в составе Сибирского федерального округа, один из немногих, в котором преобладает численность коренного народа тувинцев, длительно и компактно проживающего на территории Тувы, имеющего собственное национально-государственное образование, обладающего самобытной культурой и языком.

В XVII–XX вв. в ходе переселения русских и представителей других народов на территории Тувы формировался полиэтничный состав населения. Развитие в межэтническом взаимодействии остается характерной чертой жизни тувинцев. По данным Всероссийской переписи 2010 г., в Туве проживали представители 87 этнических групп. Вторая по численности группа после тувинцев — русские (Национальный…, 2010: 10–11).

В данной публикации мы рассмотрим характерные черты этносоциального профиля коренных жителей Тувы (численность, расселение, среда обитания, самосознание, владение языками, межэтнические отношения) во взаимосвязи с влияющими на него факторами. Материалом исследования выступили данные переписей населения и текущей статистики, полученные автором из Территориального органа Федеральной службы государственной статистики по Республике Тыва (Тывастата), а также результаты опросов населения Тувы, проведенные под руководством и при участии автора в 2008–2015 гг.

Численность

В 2010 г. 263934 чел. в России в ходе Всероссийской переписи населения отметили в графе национальность анкеты один из вариантов ответа — «тувинцы», «тыва», «тува», «тувинцы-тоджинцы». Надо отметить, что тувинцы не входят в число доминирующих этнических групп России, составляя 0,19% от всего населения страны (25-е место). Тем не менее, их численность постоянно растет. С 2002 г. по 2010 г. тувинцев стало больше на 20492 чел. Выросла их представленность среди других народов России (в 2002 г. — 0,17%).

По данным Тывастата, положительная динамика естественного прироста тувинцев в России наблюдалась на протяжении второй половины XX в.: 1959 г. — 100145 чел., 1970 г. — 139388 чел., 1979 г. — 166082 чел., 1989 г. — 206629 чел., 2002 г. — 243422 чел., 2010 г. — 263934 чел.

По материалам переписи 2010 г., подавляющая часть тувинцев расселена компактно на территории Республики Тыва: 249299 человек или 95% от их общей численности (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, 2013: 166). Данная особенность сложилась исторически в результате действия целого ряда факторов (труднодоступность региона, слаборазвитая транспортная инфраструктура, низкий уровень миграционной активности населения и др.). Не последнюю роль играет наличие национально-государственного образования. Большинство тувинцев предпочитают жить на территории своей республики в среде своих соплеменников.

Численность тувинцев в республике, во второй половине XX в. увеличилась в 2,5 раза: 1959 г. — 97996 чел. (57%), 1970 г. — 135306 (58,6%), 1979 г. — 161888 (60,5%), 1989 г. — 198448 (64,3%), 2002 г . — 235313 (77%) (Республика Тыва … , 2005: 34), 2010 г. — 249299 (82%) (Основные итоги … , 2012: 21). Главным фактором его роста является высокая рождаемость. Показатель уровня рождаемости остается стабильно высоким: 2010 г. — 26,9 родившихся на 1000 населения, 2011 г. — 27,5, 2012 г. — 26,7, 2013 г. — 26,1, в 2014 г. — 25,3, 2015 г. — 23,6, I квартал 2016 г. — 23,0 (Статистический ежегодник … , 2015: 23). Несмотря на наметившуюся тенденцию к снижению рождаемости ее коэффициент остается выше среднего показателя по России и Сибири более чем в 1,5 раза (Социально-экономическое … , 2016: 63, 72).

Устойчивость традиции многодетности — одна из причин высокой детородной активности тувинок. Материалы переписи 2010 г. и соцопросов населения говорят о том, что они чаще, чем русские женщины рожают третьего ребенка и последующих детей. Немалую роль играют меры социально-экономической поддержки многодетных семей, введенные в последние годы на федеральном и региональном уровнях (выделение материнского капитала, наделение земельным участком, повышение размера социальных пособий, дополнительные льготы и т. д.).

За счет роста численности идет омоложение тувинского населения. Если средний возраст жителя Тувы — 29,2 года, то у тувинцев он составляет 27,4 года (русские — 37,4 года) (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, 2013: 398).

Расселение

Тувинцы проживают в специфических природно-географических условиях. Для региона характерен преимущественно горный ландшафт, резко континентальный климат (короткое жаркое лето, продолжительная зима с сильными морозами).

92% тувинцев проживают в сельской местности (доля сельского населения в целом — 46,9%). По данным переписи 2010 г. в республике 144 сельских населенных пункта, большое число чабанских стоянок и местечек (только в Тере-Хольском районе их 51).

В регионе показатель плотности населения является одним из самых низких в России. Во многих сельских поселениях проживает небольшое число жителей: в 10 поселениях — до 100 жителей, в 10 — от 101 до 200 чел., в 23 — от 201 до 500 чел., в 45 — от 501 до 1000 чел., в 39 — от 1001 до 2000 чел.

В таблице 1 приведены сведения по численности населения республики в разрезе районов, по данным Тывастата на 1 января 2016 г.

 

Таблица 1. Среднегодовая численность населения Республики Тыва в 2015 г. 

Table 1. The average annual population of the Republic of Tuva in 2015.

 

 

население

(человек)

Республика Тыва

314707

г. Кызыл

115026

г. Ак-Довурак

13681

Муниципальный район Бай-Тайгинский кожуун

10491

Муниципальный район Барун-Хемчикский кожуун

12482

Муниципальный район Дзун-Хемчикский кожуун

19566

Муниципальный район Каа-Хемский кожуун

11998

Муниципальный район Кызылский кожуун

29959

Муниципальный район Монгун-Тайгинский кожуун

5808

Муниципальный район Овюрскийкожуун

6813

Муниципальный район Пий-Хемскийкожуун

9912

Муниципальный район Сут-Хольскийкожуун

7937

Муниципальный район Тандинский кожуун

13402

Муниципальный район Тере-Хольский кожуун

1877

 

Из приведенных данных видно, что густо населены следующие районы: Кызылский, Дзун-Хемчикский, Улуг-Хемский, Барун-Хемчикский, Каа-Хемский. В труднодоступных районах — Тере-Хольском, Монгун-Тайгинском, Чаа-Хольском и Тоджинском — населения значительно меньше.

Из 5 городов республики самым крупным является г. Кызыл — столица. Его численность, по данным Тывастата, постоянно растет (1959 г. — 34462 чел., 1970 г. — 51571, 1979 г. — 66055, 1989 г. — 83822, 2002 г. — 104105, 2010 г. — 109918 чел.) и составила на 1 января 2016 г. 115871 чел.

Остальные города населены значительно меньше: Ак-Довурак — 13663 чел., Шагонар — 10919 чел., Чадан — 9042 чел., Туран — 5633 чел. Городская среда становится более привлекательной для населения, о чем говорят итоги переписей. В 1959 г. городское население составляло 29,2% (сельское — 70,8%), в 1970 г. соотношение составляло 37,5% и 62,5% соответственно, в 1979 г. — 42% и 58%, в 1989 г. — 46,8% и 53,2%, в 2002 г. — 51,5% и 48,5%, в 2010 г. — 53,1% и 46,9%.

Причинами миграции из села чаще всего выступают высокая безработица, низкое качество образовательных и медицинских услуг, слабое развитие сферы досуга и отдыха. По информации Тывастата, уровень общей безработицы в республике в 2015 г. составил 18,6%, при этом в сельской местности — 21,1%, в городе — 16,6%.

Переселение из села в город чаще всего происходит стихийно, что усиливает существующие социальные проблемы в городе и порождает новые (высокая стоимость жилья, перегруженность социальных учреждений, самозахваты земель, превращение дачных поселений в жилые микрорайоны и т. д.). Внимание и поддержка федерального центра остаются в числе немногочисленных факторов, сдерживающих рост социальной напряженности в Туве, среди социально-экономических мер: внеочередное выделение средств на строительство больниц, детских садов, школ и др.

Надо подчеркнуть, что в сравнительном плане соотношение в пользу городского населения меняется в Туве медленнее, чем в целом по стране (сельское население в России в среднем составляет 26%, городское — 74%, в Сибири — 28% и 72% соответственно). Одна из причин этой особенности в Туве приверженность населения, в первую очередь, тувинцев, традиционным занятиям: скотоводству, земледелию, рыболовству, охоте, собирательству, пчеловодству и др. По данным Тывастата за I квартал 2016 г., из 38974 чел. занимавшихся производством товаров для собственного использования 27899 чел. (71,6%) изготавливали и/или перерабатывали для хранения продукты сельского хозяйства, рыболовства, охоты и собирательства. Доля сельского населения из числа лиц, занимавшихся производством товаров для собственного использования — 79%, городского — 21%.

Сельскохозяйственная перепись 2006 г. показала, что население Тувы разводит не только коров, лошадей, коз, баранов и свиней. В Тоджинском и Каа-Хемском районах разводят северных оленей, в Кызылском, Улуг-Хемском, Эрзинском и Тес-Хемском районах — верблюдов, в Пий-Хемском районе — маралов (пантовых оленей), в Монгун-Тайгинском районе — яков (Итоги Всероссийской сельскохозяйственной … , 2008: 23, 24, 39).

Важным стимулом для развития села является государственная поддержка. Региональные власти реализуют различные социальные программы («Одно село — один продукт», «Корова-кормилица» и др.) и отдают приоритет тем проектам, которые имеют сельскохозяйственную направленность, опираются на традиции тувинского народа.

 

Среда обитания

Подавляющая часть жителей республики проживает в моноэтнической среде. Данная особенность сложилась в результате постепенного увеличения численности тувинцев в регионе в постсоветское время (1989 г. — 64%, 2002 г. — 77%, 2010 г. — 82%) при сокращении удельного веса других этнических групп.

По данным Тывастата, сальдо внешней миграции остается стабильно отрицательным. В 2005 г. миграционная убыль составила 821 чел., 2006 г. — 1200, 2007 г. — 1701, 2008 г. — 2027, 2009 г. — 1460, 2010 г. — 1751 (Демографический ежегодник … , 2012: 149), 2011 г. — 3860, 2012 г. — 3682, 2013 — 3411, 2014 — 2486, 2015 — 2380 (Статистический ежегодник, 2015: 7).

По изменениям в этнической структуре населения ясно, кто уезжает из Тувы. Если тувинцы предпочитают переселяться из села в город, то русские и представители других национальностей, многие из которых прибыли в республику в советский период, покидают регион. Планы строительства железной дороги, которая свяжет Туву с Красноярским краем и всей Россией, а также освоения месторождения полезных ископаемых не изменили вектор перемещений населения.

Приведем данные переписей по численности русских: 1959 г. — 68924 чел. (40,1%), 1970 г. — 88385 (38,3%), 1979 г. — 96793 (36,2%), 1989 г. — 98831 (32%), 2002 г . — 61442 (20,1%), 2010 г. –49434 чел. (16,3%) (Республика Тыва от переписи к переписи, 2005: 34). Количество лиц других национальностей (помимо тувинцев и русских) в 2010 г. — всего 5124 чел. или 1,7%.

Основу для миграционных настроений формируют, в первую очередь, социально-экономические трудности, связанные с ними неблагополучные социальные явления и неудовлетворенность части населения работой властей (высокая безработица и преступность, низкое качество образовательных и медицинских услуг, распространенность пьянства и др.). Подтверждением этого факта служат данные нашего опроса 2014 г. Было выяснено, что побуждало людей к выезду: отсутствие работы (63,8%), учеба (40,5%), экономические проблемы (26,6%), коррупция (23,4%), преступность, распространенность пьянства и наркомании (23%). Эксперты выделяли в качестве таковых также слабую инфраструктуру, бесперспективность и суровый климат. К менее значимым причинам миграции отнесены политическая нестабильность (5,9%), ухудшение межэтнических отношений (5,6%) и транспортная труднодоступность (3%).

Многие районы Тувы имеют моноэтнический состав населения (таблица 2).

Таблица 2. Национальный состав муниципальных районов Республики Тыва, по данным Всероссийской переписи 2010 г.

Table 2. Ethnic composition of Tuva’s rayons (Federal Census 2010)

 

 

Все население

Указавшие национальную принадлежность

тувинцы

русские

другие национальности

чел.

%

чел.

%

чел.

%

Все население

307930

303857

249299

82,04

49434

16,27

5124

1,69

Городское население

163402

160258

116708

72,83

39117

24,41

4433

2,77

Сельское население

144528

143599

132591

92,33

10317

7,18

691

0,48

г. Кызыл

109918

106919

72804

68,09

30388

28,42

3727

3,49

г. Ак-Довурак

13468

13445

12707

94,51

573

4,26

165

1,23

Бай-Тайгинский кожуун

10803

10701

10694

99,93

4

0,04

3

0,03

Барун-Хемчикский кожуун

12847

12825

12766

99,54

46

0,36

13

0,10

Дзун-Хемчикский кожуун

19918

19838

19751

99,56

56

0,28

31

0,16

Каа-Хемский кожуун

12279

12204

7843

64,27

4182

34,27

179

1,47

Кызылский кожуун

27659

27588

21705

78,68

5541

20,08

342

1,24

Монгун-Тайгинский кожуун

5661

5634

5608

99,54

12

0,21

14

0,25

Овюрский кожуун

7022

6971

6890

98,84

69

0,99

12

0,17

Пий-Хемский кожуун

10092

10013

6954

69,45

2911

29,07

148

1,48

Сут-Хольский кожуун

8029

7984

7974

99,87

10

0,13

0

0,00

Тандинский кожуун

12891

12801

9951

77,74

2653

20,72

197

1,54

Тере-Хольский кожуун

1882

1862

1827

98,12

1783

95,76

35

1,88

Тес-Хемский кожуун

8174

8043

7913

98,38

110

1,37

20

0,25

Тоджинский кожуун

6020

5927

4862

82,03

41

0,69

41

0,69

Улуг-Хемский кожуун

19266

19235

17749

92,27

1345

6,99

141

0,73

Чаа-Хольский кожуун

6036

5998

5977

99,65

14

0,23

7

0,12

Чеди-Хольский кожуун

7685

7640

7153

93,63

430

5,63

57

0,75

Эрзинский кожуун

8280

8230

8171

99,28

41

0,50

18

0,22

 

Доля тувинцев в сельской местности составляет 92%, а в городской — 73%. В Бай-Тайгинском, Барун-Хемчикском, Дзун-Хемчикском, Монгун-Тайгинском, Овюрском, Сут-Хольском, Тере-Хольском, Тес-Хемском, Чаа-Хольском, Эрзинском районах численность коренного населения достигла почти 100% (98–99,9%). Совсем мало русских осталось в г. Ак-Довурак (тувинцы — 95%, русские — 4%, другие — 1%), Улуг-Хемском (92%, 7% и 1% соответственно) и Чеди-Хольском районах (95%, 4% и 1% соответственно). Хотя в советский период доля русского населения в этих населенных пунктах была весомой.

Смешанный этнический состав населения остается в следующих районах: Кызылском (тувинцы — 79%, русские — 20%, другие — 1%), Каа-Хемском (тувинцы — 64%, русские — 34%, другие — 2%), Пий-Хемском (тувинцы — 69%, русские — 29%, другие — 2%), Тандинском (тувинцы — 78%, русские — 21%, другие — 1%), Тоджинском (тувинцы — 82%, русские — 17%, другие — 1%).

Самым крупным полиэтническим анклавом республики остается г. Кызыл, где сосредоточена основная часть русских (30388 чел. или 28,4% от общей численности) и других этнических групп (3727 чел. или 3,6%). Но этническое и языковое многообразие в столице тоже сокращается.

С уверенностью можно прогнозировать дальнейшее сокращение численности русских, так как у них выражен миграционный потенциал. По данным опроса 2014 г. уехать из республики хотел бы каждый пятый: на длительное время — 14,3%, навсегда — 6,7%. Русские чаще, чем тувинцы, выражали желание уехать из Тувы «навсегда» — 14,5% (тувинцы — 3,2%). Аналогичные настроения наблюдались в 2013 г. (Кан, 2015: 132). Мы предполагаем, что к переписи 2020 г. доля русских в этнической структуре населения будет в пределах 8–10%.

Межэтнические отношения

Особенности этнодемографической составляющей населения обусловили тот факт, что межэтническое взаимодействие развивается в основном, между тувинцами и русскими. Доля других этнических групп стала совсем незначительна: по данным переписи 2010 г., хакасов — 877 чел., киргизов — 628 чел., армян — 512 чел., украинцев — 493 чел., татар — 352 чел., бурят — 313 чел., узбеков — 253 чел., корейцев — 162 чел., азербайджанцев — 159 чел. (Итоги Всероссийской переписи 2010 г. по Республике Тыва, 2013: 10–11).

На протяжении двух последних десятилетий межэтнические отношения развивались в целом стабильно, конфликтные ситуации были нехарактерными. В настоящее время их состояние можно оценить как относительно стабильное ↔ незначительно напряженное состояние. Согласно данным нашего опроса 2015 г., большая часть опрошенного населения республики оценила межэтнические отношения следующим образом: 18,4% — «хорошие», 21,3% — «нейтральные» 30,6% — «скорее нормальные, чем напряженные». Проблемы видела пятая часть респондентов: 12,5% — «скорее напряженные, чем нормальные», 6,9% — конфликтные. Более критичные оценки состоянию межэтнических отношений по сумме ответов давали молодые люди, женщины и русские.

Неблагополучие остается характерным признаком бытового межличностного общения. 25,5% опрошенных заявили о неприятных случаях, которые произошли с ними на улицах, в магазинах и общественном транспорте, 14,9% — в сфере торговли, 11,3% — в системе власти. С неприятными ситуациями в быту значительно чаще сталкивались русские — 45,2% (тувинцы — 25,3%).

46,2% опрошенных были свидетелями унижения или оскорбления людей на основании их национальности. Несмотря на спорадический характер подобных явлений (редко — 15,2%, иногда — 22,2%, часто — 8,8%), они не могут не вызывать беспокойства. При этом среди русских суммарный показатель таких ответов выше — 65,6%, тувинцы — 44%.

36,5% жителей принимали участие в конфликтах с людьми другой национальности (18,7% — редко, 14,6% — иногда, 3,2% — часто), 57,5% — нет. Из данных таблицы 3 явствует, что на ответы людей накладывает отпечаток их этническая принадлежность.

 

Таблица 3. Распределение ответов на вопрос «Приходилось ли Вам вступать в конфликт с людьми другой этнической группы на национальной почве» в разрезе национальности (по данным исследования 2015 г.)

Table 3. Distribution of answers to "Have you ever been a party in a conflict on ethnic grounds?” (according to a 2015 study)

Национальность, в %

Тувинцы

Русские

Да, часто

2,9

6,5

Да, иногда

13,0

24,2

Да, но очень редко

17,6

29,0

Нет, ни разу

60,3

37,1

Затрудняюсь ответить

6,2

3,2

 

Мы видим, наблюдается большее число отрицательных значений в ответах русских. На основании выявленных расхождений можно говорить об элементах неблагополучия в сфере межэтнических отношении, ухудшении социально-психологического самочувствия русского населения.

Межэтническая напряженность, конфликты — следствие комплекса проблем в образовании и воспитании, экономике и социальной сфере. Чаще всего к конфликтам ведут, по мнению респондентов:

1) отсутствие должного, уважительного поведения представителей разных народов (43,2%);

2) непонимание другой культуры, отсутствии опыта межэтнического взаимодействия (29,9%);

3) низкий уровень жизни, неразрешенность социальных проблем (28,6%);

4) языковой барьер (19,4%).

Отношение тувинцев к лицам, переехавшим жить в республику в 24% случаев — полностью положительное (русские — 33,9%), в 17,6% — скорее положительное (русские — 16,1%), в 31,6% — нейтральное (русские — 43,5%). Заявил об отрицательном отношении каждый пятый тувинец (20,9%, русские — 4,8%). Толерантный настрой помимо русских больше присущ людям от 40 лет.

Приезжие освоили такие экономические ниши, в которые местные жители не сильно стремятся попасть (строительный бизнес, предприятия общественного питания, растениеводство, овощеводство), исключение — торговля. Это одна из причин относительно лояльного к ним отношения со стороны подавляющей части местного населения (Кан, 2014b).

Отличается отношение тувинцев к китайцам, его можно назвать настороженным. Постоянно на территории Тувы, по данным Всероссийской переписи 2010 г., проживали 33 китайца (2002 г. — 18 чел. и 1989 г. — 11 чел.). С 2008 г. в Туву ежегодно прибывают китайцы для работы в промышленной компании «Лунсин», дочерней компании китайского золотодобывающего холдинга Zijin Mining Group.

У тувинцев присутствует ощущение «китайской» угрозы, что обусловлено: 1) периодом длительного китайского господства над регионом (1644–1912 гг.); 2) многочисленностью китайцев, а также их способностью при переселении на другие места быстро ассимилировать малочисленные народы и работать интенсивнее, чем местное население; 3) потребительским, агрессивным отношением китайцев к природным ресурсам; 4) лояльным отношением к китайцам со стороны федеральных и региональных властей (в Туве, например, это выразилось в продаже лицензии на разработку месторождений полиметаллических руд в Тоджинском районе). Местные СМИ реагируют на беспокойство людей. К примеру, корреспондент «Тувинской правды» на месте выяснял, соблюдала ли китайская компания «Лунсин» экологические и социальные обязательства. Он выяснил, что квота в размере 50% от общего состава рабочих мест жителям республики не предоставлена. Не все работники из числа местных кадров смогли закончить организованное обучение. Автор, стараясь взвешенно осветить проблему, привел мнения ученых, руководителя общественной организации «Тоджа» и местных чиновников, но ответить на все наболевшие вопросы людей по поводу работы горнодобывающего предприятия ему не удалось (Посохин, 2013: 6). В другой газете дана резко критическая оценка деятельности китайской компании. Здесь писалось о том, что китайцы не выполнили обещания по набору местных кадров и уплате налогов. Местных рабочих в «Лунсине» нет: это «либо китайцы, численность которых невозможно установить, либо рабочие из других регионов страны». По версии газеты, обучение местных кадров не входило в планы китайцев (Запустили козла … 2013: Электр. ресурс). В СМИ высказывались и такие мнения: «Не удивлюсь, если через пару лет, великая сибирская река Енисей превратится в вонючую, ядовитую жижу» (Оюн Тандинский, 2013: Электр. ресурс).

По нашему мнению, с учетом небольшого числа китайцев, вахтового метода их работы, действующих ограничений по предельной численности иностранной рабочей силы в регионе, нет оснований для серьезных опасений и тревог.

 

Тувинцы-тоджинцы

Для тувинцев характерен в целом однородный этнический состав, но есть особенности в занятиях, жизненном укладе, культуре и языке у тувинцев-оленеводов. Благодаря исследованиям С. И. Вайнштейна их выделили в субэтническую группу тувинцев с названием «тувинцы-тоджинцы» (Вайнштейн, 1961). 24 марта 2000 г. тувинцы-тоджинцы были включены в Единый перечень коренных малочисленных народов РФ и получили право получать государственные субсидии и льготы.

Четыре района республики отнесены к территориям проживания коренных малочисленных народов РФ: Тоджинский (сельские поселения Азас, Ий, Сыстыг-Хем, Чазылар), Монгун-Тайгинский (сельские поселения Моген-Бурен, Тоолайлыг), Тере-Хольский (сельские поселения Шынаа, Каргы, Балыктыг, Эми), Эрзинский (сельские поселения Бай-Даг). В августе 2010 г. их насчитали всего 1856 чел. (в 2002 г. — 4435 чел.), причем треть из них были дети в возрасте до 17 лет (673 чел.) (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, 2013: 2202). Перепись показала, что число тувинцев-тоджинцев не изменилось в Тере-Хольском районе (2002 г. — 1786 чел., 2010 г. — 1783 чел.), но резко сократилось в Тоджинском (2002 г. — 2641 чел., 2010 г. — 70 чел.).

Высказывалось несколько версий сокращения числа тувинцев-тоджинцев. Президент Ассоциации общин тувинцев-тоджинцев «Тос-Чадыр», потомственная оленеводка С. А. Демкина считает, что тувинцев-тоджинцев меньше не стало. В беседе с автором статьи она отмечала, что не всем переписчики задавали вопрос об этнической принадлежности. В Тоджинском районе тувинцев-тоджинцев около 4,5 тыс. чел. К ним она относит не только тех тувинцев, основным занятием которых является оленеводство, но и их потомков, проживающих в селах Тоджинского района.

По информации Тывастата, изъянов в работе переписного персонала не было. Просто в 2010 г. тувинцы-тоджинцы вошли в основную группу «тувинцев», о чем свидетельствует увеличение числа ответов «тувинцы», «тувинка», «тувинец», «тыва» в Тоджинском районе (с 1991 до 4792 чел., по данным Росстата).

На наш взгляд, случаи недоучета тувинцев-тоджинцев все же имели место. В ходе опроса, проведенного нами в августе 2010 г., 12% респондентов ответили, что вопрос об этнической принадлежности им не задавался (Кан, Тулуш, 2011). В то же время перепись верно отразила тенденцию сокращения численности тувинцев-тоджинцев. Это связано с изменением самосознания тех из них, которые полностью перешли на оседлый образ жизни. Основные причины: уменьшение поголовья оленей, сложные условия жизни и работы оленеводов, недостаточное количество мер социально-экономической поддержки традиционных занятий и их низкая эффективность, низкая привлекательность традиционных занятий для молодежи и др. (см.: Кан, 2014a: 116–121). К 2000 г. осталось всего 1200 оленей, это меньше, чем когда-либо было в Туве (Юбилейный статистический сборник … , 2014: 160).

Промышленное освоение территории Тоджи усиливает тревожные настроения среди тувинцев-тоджинцев. Их беспокоит то, что они не могут расширить свои пастбища, оформить права на землю. Как и другие малочисленные народы, они объединяются для защиты среды обитания, сохранения традиционного образа жизни и занятий. По информации Управления министерства юстиции РФ по Республике Тыва на 1 мая 2016 г. было зарегистрировано 10 некоммерческих организаций, работа которых направлена на сохранение уклада жизни тувинцев-тоджинцев. В основном это территориально-соседские общины: «Хам-Сыра-Алдын-Иви», «Балыктыг», «Эми», «Дзун-Саян», «Кара-Балык», «Кара-Доот», «Оо-Хем», «Узю»,«Моген-Бурен». Шесть из них зарегистрированы на территории Тоджинского района: «Улуг-Даг», «Хам-Сыра-Алдын-Иви», «Дзун-Саян», «Кара-Доот», «Оо-Хем», «Узю».

Первые общины зарегистрировались в 2010 г.: сначала в Тоджинском, затем в Тере-Хольском и Монгун-Тайгинском районах. В том же году общины «Хам-Сыра-Алдын-Иви», «Баш-Хем» и «Эми» объединились под руководством С. А. Демкиной в Ассоциацию «Тос Чадыр».

Благодаря настойчивым усилиям Ассоциации, поддержке со стороны Правительства Тувы и Общественной палаты Тувы, была достигнута договоренность о выплате на одного оленя 2400 руб. в год. Половину этой суммы оленеводы получают из республиканского бюджета, а другую половину — из Фонда поддержки оленеводов (средства промышленных компаний). Меры адресной поддержки дали результат — поголовье оленей медленно, но растет. По данным Министерства сельского хозяйства и продовольствия Тувына 1 января 2014 г., полученным нами, поголовье оленей в Тоджинском районе выросло на 23,4% и составило 2080 голов.

 

Этническая идентичность, культура и родной язык

По нашему мнению, относительно однородная этническая среда в регионе, слабая распространенность межнациональных браков в Туве способствуют укреплению тувинской идентичности. По данным опроса 2008 г., более выраженной у жителей столицы была этническая идентичность. Это же на материале всей республики показывают и данные переписи 2010 г. Национальную принадлежность тогда указали 303857 человек из 307930 (98,7% населения). Причем здесь она указывалась как единственная (или тувинец, или русский), в отличие от других регионов, где были зафиксированы разные варианты национальной принадлежности (к примеру, «русский-татарин», «русский, еврей и др.»).

Дополнительным аргументом в пользу высказанного утверждения служит факт минимального числа отказавшихся отвечать на вопрос об этнической принадлежности в Туве (230 чел.) и не указавших ее (753 чел.). Всего же не было сведений о национальной принадлежности 4073 чел. или 1,3% от всего населения региона.

98,7% от общего числа участвовавших в переписи населения 2010 г. в Туве на вопрос о родном языке, назвали родным тот, что соответствует их национальной принадлежности, что тоже было зафиксировано в переписном листе. Численное доминирование представителей титульного этноса, государственная поддержка тувинского языка создают среду, благоприятную для его функционирования. Тувинский язык входит в состав тюркской языковой семьи и делится на 4 диалекта: центральный (лежит в основе общенационального разговорного и литературного тувинского языка), западный, тоджинский и юго-восточный.

Абсолютное большинство тувинцев являются носителями родного языка, употребляют его повсеместно и постоянно. Установка на повседневное применение тувинского языка формируется в семье, что обеспечивает языковую преемственность поколений. Опросы показали, что даже если тувинец плохо знает или вообще не владеет тувинским языком, он считает его родным, а себя — тувинцем (Кан, Тулуш, 2011: 222–224).

Для сравнения отметим, что в Республике Саха указали на якутский как родной 438664 якута (94,2% от числа отвечавших на вопрос о родном языке ), а русский — 27027 якутов (5,8%). Хакасский язык считали родным 69,9% хакасов (44497 чел.), а 30% из них — русский (19073 чел.). Алтайский язык назвали родным 86% алтайцев (59185 чел.), русский — 12,3% из них (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года, 2013: 288, 290–291).

Рассматривая состояние тувинского языка, отметим ряд проблем. По мнению языковедов, заметна тенденция снижения уровня знания тувинского языка как родного, особенно среди молодежи. В ходе социологического опроса 2010 г. жители г. Кызыла были обеспокоены недостаточной степенью использования тувинского языка в делопроизводстве, проникновением в практику тувинского языка слов из русского и других языков, уменьшением читательской аудитории тувинской литературы и фольклора (Кан, 2011: 224–225). Эти процессы имеют объективные причины: сокращением тематического вещания на родном языке в СМИ, финансирования качественных переводов и выпуска литературы на тувинском языке, производства хороших художественных кинофильмов на тувинском языке и др. Сказывается недостаток учебно-методической литературы, низкое качество подготовки кадров учителей.

Русский язык остается востребованным как язык межнационального общения, массовой коммуникации и социального продвижения. Среди тувинцев по-прежнему распространен тувинско-русский билингвизм. 91% тувинцев г. Кызыла владеют русским языком, родным его считают 4,4% (2383 чел.) (Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г., 2013: 2168). Процент владения русским тувинцами в масштабах всей Тувы достаточно высок — 204213 чел. (81,9%). В то же время, из-за сокращения численности русских ухудшается положение русского языка, прежде всего, в сельской местности. Сужение практики межнационального общения, уменьшение объема преподавания в национальных школах (классах), ухудшения качества преподавания русского языка пагубно отражаются на уровне его знания, прежде всего, среди сельских тувинских ребят.

 

Социальная среда

Целый комплекс факторов способствует сохранения и развитию тувинского этноса, особо отметим роль семьи, государственной политики, системы образования и СМИ.

Семья. С раннего детства родители формируют у детей ценность родного языка и культуры и их знания. Общаясь на тувинском языке повсеместно: в семье, в кругу родных, на общественных мероприятиях родители формируют языковые навыки у своих детей. Отдавая ребенка в класс с тувинским языком обучения, они обеспечивают достаточный уровень языковой компетентности. Многие тувинцы отмечают семейные события и праздники (рождение детей, помолвка, свадьба и др.) в кругу родных в соответствии с обычаями и традициями народа.

Система образования. По сведениям Тывастата, почти половина школ в республике в 2015/2016 учебном году являются смешанными (117 из 246): в них имеются классы с русским и тувинским языками обучения. В остальных школах обучение осуществляется или только на русском языке — 125 школах, или на тувинском — 4. На тувинском языке в этом учебном году обучались 10318 учеников 1–4 классов, 709 чел. — 5–9 классов. В национальных школах (классах) родной язык является языком обучения и предметом изучения с 1-го по 4-й классы. В 116 общеобразовательных учреждениях учащихся изучают тувинский язык как предмет (10005 чел. в 5–9 классах, 2802 чел. — в 10–11 классах).

Во всех школах Тувы в 8 классе ведется «География Тувы» в объеме одного часа в неделю, а в 9 классе — «История Тувы». В ряде школ организовано преподавание курсов «Народная педагогика», «Традиции народа» и др. Этнокультурный компонент присутствует также в дошкольных образовательных учреждениях региона. Действуют учебно-методические центры при детских садах г. Кызыла №№ 11 и 34. Научно-методическую основу внедрения этнокультурного компонента в образовательный процесс создают Институт развития национальной школы Министерства образования и науки Тувы, Тувинский институт гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований, Тувинский государственный университет. По ряду основных направлений опубликованы научные монографии, учебники и учебные пособия. Подготовку учителей родного языка и литературы осуществляет филологический факультет Тувинского государственного университета.

Деятельность региональных властей. Для Министерства культуры Республики Тыва среди целей работы остается важнейшей поддержка культуры, обычаев и традиций народов, проживающих в республике, в первую очередь, тувинского. С 1990-х гг. много мер принято по сохранению и развитию тувинской традиционной культуры. За счет республиканского бюджета в 2010 г. создан и действует Центр развития тувинской традиционной культуры и ремесел. Ему построено здание в центре столицы, выделены штатные единицы работников. В последние три года усилилось внимание этническим группам, которые находятся в ситуации меньшинства в республике.

Деятельность региональных СМИ. Около 25–30% от общего объема информационного вещания в республике ведется на тувинском языке. Монопольное положение в медиасистеме занимает филиал Всероссийской государственной телевизионной и радиовещательной компании (ВГТРК) — ГТРК «Тыва». Годовой объем ее вещания — 830 часов. Половина информационных программ, по данным компании за третий квартал 2014 г., выходила на тувинском языке (51,5 часов из 103,6) (Кан, 2014с: Электр. ресурс). Программы на родном языке исключительно популярны среди тувинцев, проживающих в сельской местности. Газеты «Шын» («Правда»), «Тываның аныяктары» («Молодежь Тувы»), «Сылдысчыгаш» («Звездочка») тоже имеют широкий круг читателей.

Региональные СМИ востребованы не только благодаря выходу на тувинском языке, но постоянному освещению этнической тематики. Практически в каждом номере газеты, новостном теле- или радиосюжете выходят такие материалы. Это говорит о высокой потребности тувинцев в этнической информации, в то же время ее регулярная трансляция способствует воспроизводству этничности.

Наконец, заметный вклад в популяризацию культуры коренного этноса вносят общественные объединения: республиканская общественная организация — «Мир тувинцев», а также религиозные организации (в основном буддийские). Согласно данным нашего опроса 2014 г., 80,9% тувинцев, считавших себя верующими в г. Кызыле, назвали себя буддистами.

 

Заключение

Таким образом, этносоциальный профиль тувинцев является в целом достаточно стабильным за счет положительной динамики численности, устойчивого положения тувинского языка и культуры. Важную роль играет наличие своего национально-государственного образования с субъектами исполнительной, законодательной и судебной власти. На территории региона действуют законы, направленные на сохранение и развитие языка и традиционной культуры тувинцев. Государственный статус тувинского языка сделал обязательным его использование в образовании, сфере искусства, информационном вещании. Высокая ценность и потребность в получении информации на родном языке являются залогом формирования самобытного мышления, сохранения этнической культуры и истории.

В то же время моноэтническая среда, складывающаяся в последние десятилетия, является некомфортной для русского населения, численность которого неуклонно сокращается. В результате оттока русских специалистов с одной стороны, ослабляется кадровый потенциал региона, снижается качество работы социальных учреждений, ухудшается межэтнический климат. С другой стороны, у тувинцев сужаются возможности на практике освоить русский язык, получить личный опыт межэтнического общения. Это сдерживает развитие этноса, сохраняяинертность сознания и патерналистскую модель поведения у большей части его представителей.

 

 

СПИСОК ЛИТЕРАТУРЫ

Вайнштейн, С. И. (1961) Тувинцы-тоджинцы. Историко-этнографические очерки. М.: Наука. 218 c.

Демографический ежегодник Республики Тыва (2012): Стат. сборник / Тывастат. Кызыл: Тывастат. 166 с.

Запустили козла в огород (2013) [Электронный ресурс] // Риск (газета). № 1. 15 января. URL: http://risk-inform.ru/article_3554.html (дата обращения: 24.05.2015 г.).

Итоги Всероссийской переписи населения 2010 года (2013): в 11 т. М.: ИИЦ «Статистика России». Т. 4. 2917 с.

Итоги Всероссийской переписи населения 2010 г. по Республике Тыва. Национальный состав и владение языками, гражданство населения РТ (2013). Кызыл: Тывастат. Т. 4. 341 с.

Итоги Всероссийской сельскохозяйственной переписи населения 2006 года (2008). Том 5. Поголовье сельскохозяйственных животных. Кызыл: Тывастат. 138 с.

Кан, В. С. (2015) Основные тенденции этносоциального развития Тувы// Этносоциальные процессы в Сибири: Тематический сборник: Вып. 10 / отв. ред. Ю. В. Попков. Новосибирск: Изд-во СО РАН. 230 с. С. 128–133.

Кан, В. С. (2014a) Проблемы тувинцев-тоджинцев и пути их решения // Малочисленные этносы в пространстве доминирующего этноса; практика прикладных исследований и эффективные инструменты этнической политики : сборник научных статей по итогам Всероссийской с международным участием научно-практической конференции (г. Кемерово, 17–18 окт. 2014 г.) / отв. ред.: В. В. Поддубиков; редкол.: В. Г. Дружинин [и др.]; сост. В. В. Поддубиков. Кемерово: Практика. 549 с. С. 116–121.

Кан, В. С. (2014b) Ситуация с занятостью и отношение к мигрантам в Республике Тыва // Социальные факторы этнической нетерпимости (итоги междисциплинарного исследования) / ред. В. В. Степанов, В. А. Тишков. М.: ИЭА РАН. 361 с. С. 289–308.

Кан, В. С., Тулуш Д. К. (2011) Социологическая ситуация и перепись в Туве // Этнологический мониторинг переписи населения / под ред. В. С. Степанова. М.: ИЭА РАН. 552 с. С. 372–383.

Кан, В. С. (2014c) Средства массовой информации Республики Тыва на современном этапе [Электронный ресурс] // Тувинский институт гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований. URL: http://tigi.tuva.ru/docs/conferensii/70let.pdf (дата обращения: 15.04.2016).

Основные итоги Всероссийской переписи населения 2010 года по Республике Тыва (2012). Кызыл : Тывастат. 50 с.

Оюн Тандинский (2013). Тоджа — край родной или Поучительная легенда об «Онгон-Хурээ» [Электронный ресурс] // Риск (газета). № 2. 22 января. URL:http://risk-inform.ru/article_3578.html (дата обращения: 15.04.2016).

Посохин, А. (2013) «Лунсин»: взгляд изнутри // Тувинская правда. № 1. 10 января. С. 6.

Республика Тыва от переписи до переписи (2005). Кызыл: Тывастат. 106 с.

Социально-экономическое положение Республики Тыва в 2015 году (2016). Кызыл: Тывастат. 62 с.

Статистический ежегодник Республики Тыва (2015): стат. сборник / Тывастат. Кызыл: Тывастат. 241 с.

Юбилейный статистический сборник к 100-летию единения России и Тувы (2014): статистический сборник. Кызыл: Тывастат. 208 с.

 

Дата поступления: 01.05.2016 г.

 

Ethnosocial profile of Tuvans

V. S. Kan

Tuvan Institute for Applied Studies of Humanities and Socioeconomic

 

The article examines the ethnosocial profile of contemporary Tuvans, with a focus on the dynamics of population change, human environment, self-consciousness, interethnic relations and language command. Our study was based on the official data of the Federal Census and the current statistics we obtained from Tuva territorial branch of the Federal State Statistics Service, as well as on the outcomes of the opinion polls held by a team lead by the author in 2008-2015.

Due to traditionally high birth rate, the Tuvan population of Russia continues to grow (243422 in 2002, 263934 in 2010). This is also true for their share in the total population of Russia (0.17% in 2002, 0.19% in 2010).

The main features of Tuvan human environment are their compact settlement within the Republic of Tuva (249299, or 95% of overall population), as well as living largely in a monoethnic environment, low level of ethnocultural and linguistic diversity and prevalence of rural population. The share of indigenous population in the region has been steadily increasing (64% in 1989, 77% in 2002, 82% in 2002), while those of other groups have been decreasing over time. The net migration remains negative due to ethnic Russians leaving the socially and economically dysfunctional region. Tuvans account for 92% of rural population, and 73% of the urban. The rural-urban balance in Tuva is shifting towards the latter slower than in the national average.

Interethnic relations in the region can be described as stable, with a slight degree of tension. Problems mainly happen on the level of day-to-day communication.

The sub-ethnicity of Tojin Tuvans is decreasing in numbers (4435 people in 2002, and 1856 in 2010). We believe the reason lies in the change of self-consciousness which accompanied the complete abandonment of nomadic lifestyle.

In the article, we also define and describe the factors which contribute to the reproduction of Tuvan ethnicity, including the policy of the regional authorities, family, regional education system, media and non-government bodies. The dominating prevalence of Tuvans in the region creates a beneficial environment for Tuvan culture and language. About 98% of Tuvans speak the language and consider it their first.

Overall, we conclude that the ethnosocial profile of the Tuvan population in the eponymous republic is quite stable due to such factors as positive dynamics of population change and stable development of Tuvan culture and language. However, the very same monoethnic environment, which has been rising over the last decades, has determined a number of social problems in Tuva.

Keywords: Tuva; Tuvans; indigenous population; ethnosocial profile; birth rate; monoethnization; outbound migration of ethnic Russians; ethnic identity; interethnic relations; Tuvan language; Tojin Tuvans; traditional occupations

REFERENCES

Vainshtein, S. I. (1961) Tuvintsy-todzhintsy. Istoriko-etnograficheskie ocherki. Moscow, Nauka. 218 р. (In Russ.).

Demograficheskii ezhegodnik Respubliki Tyva (2012): Stat. sbornik. Kyzyl, Tyvastat. 166 p. (In Russ.).

Zapustili kozla v ogorod (2013). Risk (the paper), no. 1. January 15 [online] Available at: http://risk-inform.ru/article_3554.html (access date: 24.05.2015). (In Russ.).

Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniya 2010 goda (2013): in 11 vol. Moscow, IITs Statistika Rossii. Vol. 4. 2917 p. (In Russ.).

Itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniia 2010 g. po Respublike Tyva. Natsional'nyi sostav i vladenie iazykami, grazhdanstvo naseleniia RT. Kyzyl, Tyvastat. 2013. Vol. 4. 341 p. (In Russ.).

Itogi Vserossiiskoi sel'skokhoziaistvennoi perepisi naseleniia 2006 goda (2013). Kyzyl, Tyvastat. Vol. 5. Pogolov'e sel'skokhoziaistvennykh zhivotnykh. 138 p. (In Russ.).

Kan, V. S. (2015) Osnovnye tendentsii etnosotsial'nogo razvitiia Tuvy. In: Etnosotsial'nye protsessy v Sibiri: Tematicheskii sbornik: vol. 10, ed. Yu. V. Popkov. Novosibirsk, Izd-vo SO RAN. 230 p. Pp. 128–133. (In Russ.).

Kan, V. S. (2014a) Problemy tuvintsev-todzhintsev i puti ikh resheniia. In: Malochislennye etnosy v prostranstve dominiruiushchego etnosa: praktika prikladnykh issledovanii i effektivnye instrumenty etnicheskoi politiki. Sbornik nauchnykh statei po itogam vserossiiskoi s mezhdunarodnym uchastiem nauchno-prakticheskoi konferentsii (Kemerovo, 17–18 okt. 2014), ed. V. V. Poddubikov. Kemerovo, Praktika. 549 p. Pp. 116–121. (In Russ.).

Kan, V. S. (2014b) Situatsiia s zaniatost'iu i otnoshenie k migrantam v Respublike Tyva. In: Sotsial'nye faktory etnicheskoi neterpimosti (itogi mezhdistsiplinarnogo issledovaniia), ed. V. V. Stepanov, V. A. Tishkov. Moscow, IEA RAN. 361 p. Pp. 289–308. (In Russ.).

Kan, V. S. and Tulush, D. K. (2011) Sotsiologicheskaia situatsiia i perepis' v Tuve. In: Etnologicheskii monitoring perepisi naseleniia, ed. V. S. Stepanov. Moscow, IEA RAN. 552 p. Pp. 372–383. (In Russ.).

Kan, V. S. (2014) Sredstva massovoi informatsii Respubliki Tyva na sovremennom etape. Tuva Institute for the Humanities and Applied Socioeconomic Studies [online] Available at: http://tigi.tuva.ru/docs/conferensii/70let.pdf (access date: 15.04.2016). (In Russ.)

Osnovnye itogi Vserossiiskoi perepisi naseleniia 2010 goda po Respublike Tyva (2012). Kyzyl, Tyvastat. 50 p. (In Russ.).

Oiun Tandinskii (2013) Todzha — krai rodnoi ili Pouchitel'naia legenda ob «Ongon-Khuree». Risk, no. 2. January 22 [online] Available at: http://risk-inform.ru/article_3578.html (access date: 15.04.2016). (In Russ.).

Posokhin, A. (2013) «Lunsin»: vzgliad iznutri. Tuvinskaia Pravda, no 1. January 10, p. 6. (In Russ.).

Respublika Tyva ot perepisi k perepisi (2005). Kyzyl, Tyvastat. 106 p. (In Russ.).

Sotsial'no-ekonomicheskoe polozhenie Respubliki Tyva v 2015 godu (2016). Kyzyl, Tyvastat. 62 p. (In Russ.).

Statisticheskii ezhegodnik Respubliki Tyva (2015): stat. sbornik. Kyzyl, Tyvastat. 241 p. (In Russ.).

Iubileinyi statisticheskii sbornik k 100-letiiu edineniia Rossii i Tuvy (2014): Stat. sbornik. Kyzyl, Tyvastat. 208 p. (In Russ.).

 

Submission date: 01.05.2016.

Кан Валерия Сергеевна — кандидат исторических наук, заведующая сектором прикладной социологии, ведущий научный сотрудник сектора прикладной социологии Тувинского института гуманитарных и прикладных социально-экономических исследований. Адрес: 667000, Россия, г. Кызыл, ул. Кочетова, д. 4. Тел.: +7 (394-22) 2-39-36.Эл. адрес: kan-tuva@mail.ru

Kan Valeriya Sergeievna, Candidate of History, Chair and Lead Research Fellow, Sector of Applied Sociology, Tuvan Institute for Applied Studies of Humanities and Socioeconomic. Postal address: 4 Kochetov St., Kyzyl, Russian Federation 667000. Tel.: +7 (394-22) 2-39-36. Эл. адрес: kan-tuva@mail.ru

 

Библиографическое описание статьи:

Кан В. С. Этносоциальный профиль тувинцев [Электронный ресурс] // Новые исследования Тувы. 2016, № 2. URL: https://nit.tuva.asia/nit/article/view/94 (дата обращения: дд.мм.гг.).

Citation: 

Kan V. S. Ethnosocial profile of Tuvans. Novye issledovaniia Tuvy, 2016, no. 2 [on-line] Available at: https://nit.tuva.asia/nit/article/view/94 (accessed: ...).

 

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2018, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта