Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 7 июня 2020 г.
3 ноября 2012 Тува. Общество

В поисках идентичности

ЕВРАЗИЙСТВО И «ТЮРКСКИЙ МИР»

В поисках идентичностиИдентичность человека (identity) в современной научной литературе имеет много определений. В самом общем смысле – это представление человека о принадлежности к широким социальным, этническим, культурным группам. При этом идентичность является как бы «многоэтажной» конструкцией. Тот или другой ее уровень может становиться для человека актуальным в зависимости от ситуации. Например, житель Ак-Довурака в Кызыле может идентифицировать себя как «тувинца с запада». В Абакане – просто как тувинца. В Москве – как представителя сибирских народов или сибиряка. Ну а в Нью-Йорке он и вовсе может оказаться русским.

С этнической и территориальной идентичностью соседствуют религиозная, языковая, культурная и цивилизационная. С одной стороны, человек вроде бы свободен в выборе такой идентичности. Однако на практике в настоящее время идентичности стали ареной ожесточенной борьбы различных геополитических сил. Выяснилось, что ряд идентичностей высокого порядка достаточно легко может быть сконструирован искусственно. Например, правительство страны может заниматься формированием новой идентичности своих граждан с помощью системы образования, переписывания истории и изменения ее трактовок. Можно приближать народ к какой-либо цивилизации и искусственно отдалять его от нее. Простой пример – изучение русского языка в некоторых государствах после 1991 года. Прекращение его изучения в школах отсекло большие массы населения от огромного массива мировой культуры, доступ к которой осуществлялся через русский язык. Переход к английскому приводит к тому, что лишь узкий слой элиты сохраняет доступ к мировой культуре, остальные массы населения оказываются замкнуты в рамках национального языка и готовы некритично воспринимать любую навязанную идентичность.

Тува находится на стыке различных цивилизаций, не удивительно поэтому, что вопрос цивилизационной идентичности для тувинской интеллигенции является таким важным и непростым.

Для небольшого народа это, действительно, вопрос немаловажный. Обычно он задается в форме «к какой большой цивилизации принадлежит культура нашего народа?». В этой форме он звучит отвлеченно-теоретически. На самом деле, как мне кажется, истинный смысл вопроса таков: «В рамках какой большой цивилизации наиболее полно может быть реализован потенциал самобытности нашего народа?».

Для Тувы «предлагается» выбор из трех таких больших цивилизаций или проектов. Вот эти проекты:

– Евразийская цивилизация

– тюркский мир

– цивилизация Восточной Азии

1. «Евразийская цивилизация». Данная концепция возникла в России, наиболее известным ее проповедником был историк и этнолог Лев Гумилев. В двух словах суть этой концепции заключается в том, что на территории Северной Евразии на протяжении тысячелетий существовало общее культурное пространство. Сначала на этом пространстве доминировали скифы, затем – тюрки и монголы, в последние 500 лет – русские. Иногда все это пространство оказывается объединенным в рамках огромной империи. Тюркский каганат уступил место империи Чингисхана, затем доминировать начала Российская империя. Особенность данной концепции в том, что она не предполагает обязательного генетического и языкового родства народов, входящих в данную цивилизацию. И монголы, и русские, и тюрки являются ее частями; меняется лишь преобладание того или иного суперэтноса.

В настоящий момент эта концепция связана, безусловно, с Россией.

2. «ТЮРКСКИЙ МИР»

Гораздо более противоречивой является концепция «тюркского единства», лоббистом которой является мусульманская Турция. Вот небольшая зарисовка по этой теме.

Назарбаев в Стамбуле озвучил мысль о необходимости укрепления «тюркского единства». Руководители государств Средней Азии периодически озвучивают необходимость этого единства, можно сказать даже, что это является чем-то вроде ритуальных заклинаний, идущих в ход тогда, когда нужно получить в Турции деньги или выгодные контракты. Однако некоторые комментаторы на этот раз почему-то придали словам казахского лидера чуть ли не эпохальное значение: Назарбаев, мол, отказывается от Евразийского союза, от союза с Россией.

Можно посоветовать восторженным комментаторам прочитать внимательно работу Константина Леонтьева «Византизм и славянство», где он достаточно аргументированно опровергает популярный в 19 веке миф о «славянском единстве» и о вредности для России дружбы с «младшими братьями» вроде болгар. Правота Леонтьева в этом вопросе была вполне доказана историей 20 века.

С тюркским единством дело обстоит еще более грустно. Давайте бегло взглянем на тюркский мир и его историю.

Родиной тюрок, вопреки мнению Нурсултана Абишевича, является вовсе не Казахстан, а лежащая восточнее область Саяно-Алтая и Монголии. Это прослеживается как по археологическим данным, так и по мифологическим представлениям самих древних тюрок. Изначально культура и верования тюрок были близки к таковым у монголов. Материальная культура была основана на кочевом хозяйстве, верования представляли собой шаманизм с сильным иранским и отчасти китайским влиянием. Мировоззренческая основа – представления о тесной связи социума и природы и о необходимости гармонии между ними. Наиболее близка к древнетюркской культуре культура современных тюркоязычных народов Сибири. Отметим, что все они сохраняют основы традиционного мировоззрения, практику шаманизма, но при этом уже давно находятся под влиянием двух мировых религий – буддизма и христианства (христинаство пришло в регион задолго до русских, еще до Чингисхана многие монгольские и тюркские ханы были христианами).

В поисках идентичностиНемного упрощая, можно утверждать, что «настоящие», самобытные элементы собственно тюркской культуры сохранились именно в Сибири. Но! Большинство современных тюркоязычных народов являются мусульманами. При этом в тех местах, где происходит непосредственное столкновение ислама и буддизма (Монголия), ислама и тюркского шаманизма (южный Алтай) отношения между «родственниками» оставляют желать лучшего.

Впрочем, и тюрок-мусульман разъединяет не меньше. Достаточно вспомнить кровавые столкновения между узбеками и киргизами в Оше.

Говорить о том, что виной всему происки враждебных тюркам сил – некорректно. Те же узбеки, как земледельцы и горожане, издавна свысока относятся к кочевым соседям киргизам. Ну, а позиция ислама в отношении буддизма и шаманизма достаточно однозначна: все это от дьявола.

Так что реальное объединение тюркских народов возможно было бы, как это ни смешно, вовсе не на тюркской основе, а на мусульманской, т.е. при полном доминировании арабской и иранской духовных культур. Понятно, что ни о какой самобытности тюркского мира в таком случае речь не идет...

Надо вспомнить также, что идеология турецкого национализма и «общетюркского единения» была поддержана странами Запада с целью уничтожения крупнейшего мусульманского государства, Османской империи. Империя рухнула, а великие турки с тех пор массово работают в Германии не на самых престижных должностях.

В концепции тюркского единства заложено изначальное противоречие: то, что у тюрок есть в культуре общего – это как раз то, что отвергается исламом. А большинство тюрок – мусульмане…

ТУВА, МОНГОЛИЯ И ПРОЕКТ «ЦИВИЛИЗАЦИЯ ВОСТОЧНОЙ АЗИИ»

В прошлой статье мы кратко рассмотрели два цивилизационных проекта – евразийский и общетюркский. Евразийский существует де-факто (Тюркский каганат – империя Чингисхана – Российская империя – Евразийский союз). Реализация общетюркского под огромным вопросом в виду того, что большинство современных тюрков – мусульмане, а наиболее близкую к древнетюркской культуру сохра­ни­­ли немусульманские народы Сибири – шаманисты и буддисты. В связи с этим более интересным выглядит рассмотрение цивилизацион­но­го проекта «Восточная Азия», особенно применительно к Туве. На нем мы и остановимся поподробнее.

ЛИДЕРСТВО В ВОСТОЧНОЙ АЗИИ

Два мощных государства претендуют на лидерство в этом проекте. Это древний и динамично развивающийся Китай, это технологически очень развитая Япония, первая из азиатских государств осмелившаяся бросить вызов европейцам. Впрочем, японский и китайский проекты принципиально различаются. Китай действительно был цивилизационным центром для многих народов Азии, в том числе и для самих японцев. Именно из Китая японцы заимствовали свою письменность, из Поднебесной пришел в Страну Ямато буддизм, концепция императорской власти и многое другое. Китай желает быть азиатским лидером по «праву старшего», а вот Япония – «по праву самого успешного». Китайское лидерство – традиционное (Китай издавна мыслил себя центром цивилизованного мира). Японское лидерство было связано с модернизацией эпохи Мэйдзи, проводившейся при участии и под руководством стран Запада. По ряду признаков японские претензии на лидерство гораздо больше походят на таковые гитлеровской Германии.

Для Тувы и Монголии модель китайского лидерства привлекательной не является. Слишком близко Китай, слишком огромен… Да и опыт проживания под китайской властью не оставил у большинства монголов и тувинцев позитивных воспоминаний. Япония – далеко, а значит не так страшна. К тому же «японский путь» (традиционализм + раз­витие) кажется таким привлекательным!

МОНГОЛИЯ, ТУВА И ЯПОНИЯ В ХХ ВЕКЕ

После «революции Мэйдзи» Япония вступила на путь ускоренного промышленного развития. Бедная собственными ресурсами страна остро нуждалась в захвате и колонизации новых территорий. Уже к началу ХХ века Монголия и Тува (Урянхайский край) становятся объектом интереса империи. Это время совпало с глубоким упадком и кризисом Цинского Китая, когда в Туве и Монголии начинает крепнуть движение за независимость.

Нойон Хайдып в Туве постепенно втесняет из сферы управления как китайцев, так и монгольских князей и чиновников и впервые за долгие годы объединяет большую часть тувинцев под своей административной властью. После русско-японской войны японские спецслужбы активизируют свою работу как в Монголии, так и в Туве с целью не допустить ухода этих территорий в сферу влияния России после возможного краха династии Цин. (Аналогичную работу пытались проводить и в Тибете, однако Далай-лама запретил японцам посещать эту горную страну). Местной элите внушается мысль о том, что на самом деле Россия слаба, и нет смысла вступать с ней в союз либо бояться ее военной мощи. Подобная тактика японцев оказалась успешной в случае с нойном Хайдыпом. В 1908 году его вооруженные отряды вступили в конфликт с охранявшими границу русскими казаками. Отряды Хайдыпа были разбиты, возник дипломатический скандал, по итогам которого Хайдып по приказу китайских властей покончил с собой (по другой версии – удалился в Тибет).

В 1921 году Монголия и Тува при поддержке Советской России образовали два независимых государства под фактическим русским протекторатом. Надо сказать, что китайские генералы, ставшие фактическими правителями распавшейся империи, делали неоднократные попытки установить на этих территориях свое правление, однако в итоге вынуждены были от своих намерений отказаться под давлением набиравшей силу Красной Армии.

В конце концов Японии удалось оккупировать север Китая от Тихого океана до монгольской границы, в 1932 году на этой территории было образовано «государство» Манчжоу-го (Манчжурия), главой которой формально стал наследник свергнутой цинской династии Пу И. (О трагической судьбе манчжурского «правителя» режиссером Бернардо Бертолуччи был снят замечательный фильм «Последний император»). В колонию была превращена Корея. Япония не отказывалась от планов захвата Монголии (а в дальнейшем – и Тувы). На манчжурско-монгольской границе постоянно происходили военные столкновения, вылившиеся в итоге в полномасштабную войну, которую называют обычно «событиями на Халхин-Голе».

«СФЕРА СОВМЕСТНОГО ПРОЦВЕТАНИЯ»

Территориальные захваты требовали идеологического обоснования. Тогда и родилась концепция «Великая восточноазиатская сфера взаимного процветания». Суть этой концепции заключалась в том, что страны Восточной Азии должны объединиться в единый экономический и политический союз (вроде нынешнего ЕС), лидером которого должна стать Япония как страна наиболее развитая технологически.

В некоторых странах японские идеи встретили по началу горячую симпатию со стороны со стороны местных элит. (В основном – в европейских колониях, вроде Вьетнама, Бирмы, Индонезии). Однако идеи «совместного процветания» на практике оказались лишь прикрытием жесточайшего террора и национального унижения для сотен миллионов человек по всей Восточной Азии.

Дело тут не только в том, что японские власти изначально планировали именно выкачивание ресурсов из «освобожденных» районов. Невозможности «совместного процветания» способствовали некоторые весьма характерные для японцев черты менталитета (во многом сходные с таковыми у англосаксов), неспособность японцев выстраивать какие-либо конструктивные отношения с другими народами.

ЯПОНСКИЙ МЕНТАЛИТЕТ

Особенности японского менталитета связаны с историей формирования японского этноса. Первоначально японские острова были полностью заселены айнами, самобытным народом, основой хозяйства которого была охота и рыболовство. Переселенцы с материка вступили с айнами в борьбу, которая длилась на протяжении всей японской истории, особенно активно протекала она до ХV века. После этого большинство айнов оказалось сконцентрировано на северном острове Хоккайдо, где японцы начали появляться лишь в ХIХ веке. В ХIХ веке уничтожение айнов поставили «на промышленную основу»: на них устраивали облавы, пойманных обращали в рабство и вывозили на Южные Курилы, где от непосильной работы в трудовых лагерях большая часть айнов быстро погибала. В целом взаимоотношения японцев и айнов напоминают отношения англосаксов и индейцев. В США к 1900 году из 15 млн. индейского населения сохранилось лишь около 300 тыс. (население нынешней Тувы!). В Японии к началу 2000-х осталось… всего 200 айнов, владеющих родным языком, и еще около 20 тыс. айнов по происхождению. Официальная дискриминация айнов прекратилась в Японии только в 2008 году! Реально же она продолжается: айн не может устроиться на нормальную работу, не может жить в престижном районе города и т.п.

Таким образом, на протяжении столетий у японцев весь опыт межнациональных отношений ограничивался планомерным уничтожением айнов. С этим наследством и пришли японцы на азиатский материк.

ИТОГИ «СОВМЕСТНОГО ПРОЦВЕТАНИЯ»

Только в Китае японцами было уничтожено около 50 млн человек. Корейцы были фактически поголовно превращены в рабов, которых эксплуатировали в трудовых лагерях. Тысячи женщин погибли вследствие сексуальной эксплуатации в так называемых «домах утешения», обслуживавших японскую армию. По китайским данным, около 200 тыс. человек стали жертвами японских опытов по созданию бактериологического оружия, которое испытывалось в китайских городах.

Про официально принятый у японцев до 1945 года каннибализм сейчас как-то не говорят, не политкорректно… Между тем, тысячи военнопленных стали жертвами японского обычая поедать печень побежденного врага.

Может быть, с тех пор японцы изменились, стали «белыми и пушистыми» покемонами?

В отличие от Германии, Япония не признает большинство фактов геноцида народов «сферы совместного процветания», отказывается выплачивать компенсации жертвам. Многие военные преступники в послевоенной Японии сделали прекрасную карьеру, став основателями знаменитых на весь мир предприятий, научных центров, крупными политиками. Относится это, в том числе, и к руководителям отряда 731 – беспримерного по своей жестокости учреждения, где в страшных мучениях погибли тысячи китайцев, корейцев, русских и монголов. Об этом отряде – немного поподробней, для понимания особенностей японского менталитета.

ОТРЯД 731

Отрядом 731 называли научно-исследовательское подразделение Квантунской армии, созданное на территории Манчжурии неподалеку от Харбина. В этом специализированном концентрационном лагере проводились бесчеловечные опыты на людях: их заражали смертельными болезнями, вскрывали заживо, подвергали обморожению. Приведу лишь одну цитату из книги Моримура Сэйити «Кухня дьявола».

«Бывший служащий отряда вспоминает: «Это был еще совсем ребенок, и ни в каком антияпонском движении он участвовать не мог. Я только потом понял, что его вскрыли потому, что хотели получить внутренние органы здорового мальчика».

Из тела мальчика сотрудники ловкими натренированными руками один за другим вынимали внутренние органы: желудок, печень, почки, поджелудочную железу, кишечник. Их разбирали и бросали в стоявшие здесь же ведра, а из ведер тотчас же перекладывали в наполненные формалином стеклянные сосуды, которые закрывались крышками.

Один из вольнонаемных, искусно владеющий инструментом, быстро опустошил нижнюю половину тела мальчика. Вынутые органы в формалиновом растворе еще продолжали сокращаться.

После того, как были вынуты внутренние органы, нетронутой осталась только голова мальчика. Маленькая, коротко остриженная голова. Один из сотрудников группы Минато закрепил ее на операционном столе. Затем скальпелем сделал разрез от уха к носу. В черепе было сделано треугольное отверстие, обнажился мозг. Сотрудник отряда взял его рукой и быстрым движением опустил в сосуд с формалином. На операционном столе осталось нечто, напоминавшее тело мальчика, – опустошенный корпус и конечности. Вскрытие закончилось».

Только по официальным данным, такая судьба ждала около 3000 человек, большинство из которых не были даже участниками антияпонского сопротивления.

Конечной целью всех этих опытов была разработка эффективного бактериологического оружия, позволившего бы японцам быстро уничтожить население Сибири и Дальнего Востока.

В ГОДЫ ВОЙНЫ

После боев на Халхин-Голе, где погибли десятки тысяч человек, руководство Японии было вынуждено отказаться от планов скорой войны с Монголией и СССР, однако планы эти были лишь отодвинуты – до тех пор, пока не будет создано максимально эффективное оружие массового поражения в достаточном количестве.

Монгольское руководство в этих условиях понимало, что спасение народа – в как можно более тесном союзе с Россией. Дело было не в идеологии – красной или белой, а в «инстинкте самосохранения». Японская армия и в 1945 году была мощной, грозной силой. Если бы японцам удалось заключить с США сепаратный мир и сконцентрировать свои войска на монгольском направлении – ситуация для Монголии и СССР была бы очень тяжелой, учитывая огромные потери Союза в войне с Гитлером.

В связи с этим логичным выглядит и решение тувинских властей о вступлении в состав Советского Союза. Когда наши современники рассматривают этот факт через призму легитимности, потери государственности и т.п., как-то упускается из виду страшная война, которая в 1944 году бушевала совсем неподалеку – на территории Китая.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Итак, проект «Восточная Азия» при лидерстве Японии на первый взгляд выглядит вполне привлекательно, однако небольшой экскурс в историю показывает весьма неприглядный опыт реализации этого проекта на практике. Одна из причин – неспособность японцев принять ценность культур других народов, настрой на безусловное тоталитарное лидерство в рамках этого проекта. Видимо, неспроста Далай-лама XIII в свое время запретил японцам посещение Тибета…

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2020, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта