Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 19 сентября 2019 г.
15 сентября 2012 Тува. Общество

100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима Мунзука

По мат. Летописи Тувы-2012

100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима МунзукаВ искусстве нередко случается так, что одна большая ра­бота, роль, сыгранная с редким мастерством, или картина, по­разившая зрителей, или книга, нашумевшая словом, одна зна­чительная работа выводит уже известного своим творчеством человека на орбиту высокого уровня, иногда международного. И хотя у данного мастера были удачи и до этого момента и по­сле него, однако критика и пресса предпочитают говорить и писать главным образом об одном значительном успехе. Именно так случилось с народным артистом РСФСР, народ­ным артистом Тувинской АССР Максимом Монгужуковичем Мунзуком.

Мировая слава пришла к нему после изумительно сыг­ранной им роли охотника гольда Дерсу Узала в одноимен­ном фильме, поставленном крупнейшим кинорежиссером мира Акира Курасавой. И посыпались один за другим призы высокого достоинства на международных кино­фестивалях, начиная с IX Московского 1975 года.

Этот пик успеха пришел к актеру, когда ему было 63 го­да. Большая удача венчала творческий путь Максима Монгужуковича. К этой вер­шине своего актерского творчества М. Мунзук подошел обогащенный большой практикой театральной сцены и опытом ра­боты в кино с разными режиссерами-постановщиками. И сюда же входил его личный человеческий и социальный опыт жиз­ни: детство, прошедшее в феодальной Туве среди самых бед­ных слоев народа, отрочество, юность и молодость – в народ­ной Туве, открывшей ему дорогу на учебу в Москву, зрелые годы – в Тувинской АССР в качестве одного из лидеров национального профессионального театра.

Созидательная энергия, накопленная при таких виражах жизни, проявлялась как постоянная устремленность к освоению новых знаний, нового опыта и умения.

В 17 лет юноша добровольно вступил в рядовые Тувин­ской народно-революционной армии (ТНРА). Там он многому обучился, русский музыкант – капельмейстер, руководивший не­большим военным оркестром, Коровин Семен Григорьевич обучил Максима нотам, музыкальной грамоте. Мунзук играл на смычковом инструменте бызаанчи, сам импровизировал. Коровин заметил тогда его и взял в свой военный оркестр, нау­чил играть на трубе. И он же, этот первый учитель, которому Максим Монгужукович был благодарен всю жизнь, посоветовал властям ТНР отправить юношу в Москву для дальнейшего обучения музыке. Но пока М. Мунзук добирался до столицы СССР уже наступил ноябрь 1932 года, он опоздал, это во-первых. А во-вторых, его проверили, увидели, что он музыкант-самоучка, без музыкального образования. А чтобы поступить в музыкальный институт им. Гнесиных, необходимо было окончить музыкальное учи­лище.

Как юноша ни был расстроен, в Туву вернуться так просто не захотел. Надо было учиться, раз приехал. Ему пошли навстречу, узнав, что он солдат ТНРА музы­кального полка. М. Мунзук поступил в военное автотанковое училище, через три года стал танкистом. Овладел русским языком хорошо, впоследствии в Туве стал переводчиком. Мно­го ходил по театрам, концертам, многое увидел и узнал любознательный и смышленый тувинец. Все это 100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима Мунзукапошло ему на пользу. В ТНР вернулся специалист, владеющий военной техникой, культурно продвинутый молодой человек, двуязычный, вла­деющий также игрой на музыкальных инструментах, читаю­щий ноты. Он стал капельмейстером музыкального военного оркестра, как его учитель Коровин. Но когда в Кызыле откры­лась при учебном комбинате театральная студия, то через не­которое время туда был направлен М.Мунзук в качестве заведующего те­атральным отделением.

Занимая эту административную должность, Максим Монгужукович сам стал студийцем, посещал репетиции учеб­ных спектаклей и был занят в них же, как актер. В студии было мало женщин, иногда мужчины исполняли женские роли. Так, в постановке одноактной драмы «Хайыраан бот» В. Кок-оола Максим Мунзук играл сразу три роли: отца героини – Сарыг-ашака, шама­на Хам-оола и Кадай – мать героини. Этот факт говорил о том, что он обладал качествами яркого характерного актера с многоплановыми возможностями. И в дальнейшей актерской дея­тельности это свойство таланта проявлялась многообразно на протяжении всей его творческой деятельности.

Пригодилось и его двуязычие. Уже в студии в 1939 г. М. Мунзук в группе переводчиков работает под руководством профессора А. Пальмбаха над переводом с русского на тувинский язык драмы К. Тренева «Любовь Яровая», отвечая за ее сценическую редак­цию. И выступил затем в качестве режиссера-постановщика и исполнителя двух ролей – Чира и Елисатова.

Как и вся первая группа студийцев, М. Мунзук получил профессиональную подготовку в училище-театре, которым в течение пяти лет руководил режиссер-педагог из Москвы И.Я. Исполнев. Именно здесь были усвоены элементы актер­ского мастерства, он научился работать над собой и над ролью. И почти во всех учебных спектаклях М. Мунзук исполнил главные роли: белогвардеец Карава­ев в «Мятеже» Д. Фурманова, Тонгур-оол в одноименной драме С. Тока, Сафонов в «Рус­ских людях» К. Симонова, Жеронт в «Лекаре поневоле» Мольера, Коршунов в «Бедности – не порок» Н. Островского. И хотя ему, как и большинству тувинских актеров, свойственна при­родная органика существования на сцене, все же несколько лет участия в спектаклях 1930-х годов без необходимого глаза со стороны режиссера-педагога, без корректировки и чистки, на­ложили определенный отпечаток в виде штампов, привычных для самодеятельности. Иван Яковлевич Исполнев настойчиво и деликатно убирал, «чистил» у своего ученика эти не­нужные напластования. Об этом Исполнев впоследствии на­пишет в своих воспоминаниях. Мунзук же, ведомый опытным требовательным учителем, охотно очищался, ибо это выводило актера на его природную глубину, правдивость и самобыт­ность.

Кроме этого, талантливый тувинский актер много полу­чил, непосредственно общаясь с  режиссером-постановщиком И.Я. Исполневым, будучи его ассистентом. Он же обес­печивал общение педагога с тувинскими актерами, выступая в роли переводчика, объясняя суть заданий педагога своим кол­легам-актерам. А Иван Яковлевич получал от М. Мунзука и по­добных ему продвинутых тувинцев – писателей и музыкантов историко-этнографические 100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима Мунзукасправки, комментарии по обычаям и нравам местного населения.

Школа Исполнева вооружила Максима Монгужуковича знанием секретов актерского и режиссерского мастерства. Он испытывает свои силы в режиссуре в период после отъезда своего учителя, когда приезжие русские режиссеры ставили спектакли на тувинской сцене по переводным пьесам, и воз­никла остро необходимость в постановке национальных пьес. В 1947 г. им поставлен спектакль «Сумонный учитель» С. Сарыг-оола, рассказывающий о новых веяниях в тувинской деревне, идущей к оседлой жизни. Осуществлена постановка пьесы В. Кок-оола «Маны Кара». В начале 1950-х годов М. Мунзук, всячески поддерживает развитие национальной драматургии, возглавляя театр, как директор, ставит совмест­ные постановки с режиссером Е. Меркуловичем – «В одном сельсовете» О. Саган-оола, «Осуществленная мечта» С. Тока. Берется за постановку русских советских пьес: «Платон Кре­чет» А. Корнейчука, «Счастье» П. Павленко. Сам пишет пьесы и ставит их. Самостоятельно и совместно с другими им поставлено около 30 спектаклей. И почти во всех постановках 1950-1960-х годов М. Мунзуку приходится играть как актеру. Биографы указыва­ют – им сыграно свыше 70-ти разнообразных ролей. Так, работа над ролью Тонгур-оола в одноименной пьесе С. Тока продолжалась свыше 20-ти лет, начиная со спектакля, поставленного Исполневым. Затем эта постановка восстанавливалась М. Мунзуком, делались вводы для новых исполнителей. А через много лет Мак­сим Монгужукович заново поставил эту пьесу, продолжая иг­рать в ней заглавную роль. Артист вносил коррективы в свое понимание фигуры Тонгур-оола, а также с ростом исполни­тельского мастерства появлялись новые нюансы в сценическом образе молодого партийного руководителя 1930-х годов, такого еще непосредственного, не сразу воспринявшего двойную игру Сержинмы, которой он увлекся.

Самобытный характерный актер М. Мунзук был непод­ражаем, когда он создавал на сцене национальные типы из прошлого ста­рой Тувы, подобных бывшему феодалу Агбаану Шырапу из «Осуществленной мечты» С. Тока или чиновнику-предателю Кызыннаю в драме «Самбажык» В. Кок-оола. В первом образе ис­полнитель подчеркнул черты жестокости и бессердечия, пре­зрительного отношения к беднякам-аратам. И этот внутренний портрет нашел внешнее отражение в гибкой и хищной агрессивной пластике. Острое неприятие вызывал его Казыннай в зритель­ном зале своей жадностью к деньгам и неприкрытой продаж­ностью. И опять суть и форма персонажа проявлялись органично и убедительно в чисто национальной манере выражения, свойственных М. Мунзуку от природы

Своеобразно проявлялась эта восточная самобыт­ность артиста в классических ролях. Так Тихон в «Грозе» Н. Ост­ровского в его исполнении несколько 100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима Мунзукаотходил от традиционно­го понимания этого персонажа. В тувинском спектакле Тихон хоть и зависим от воли Кабанихи, ее деспотизма, но все же не совсем обычным образом защищал свою внутреннюю свободу. Он как бы ерничал в ответ на ее материнские попреки. И вместо традиционно забитого безвольного сына перед зрителем представал человек, выражавший свое внутреннее несогласие с матерью через насмешку, прорывающуюся неожиданно в знако­мых репликах. Другой пример, по воспоминаниям М. Рамазановой, М. Мунзук играл Осипа в «Ревизоре» Гоголя умным, раз­бирающимся в ситуации слугой, обладающим при этом какой-то «округлой, степенной, законченно-основательной речью». Этот Осип был и хитроват и про себя подсмеивался над своим барином Хлестаковым, где-то откровенно презирая его.

В положительных героях М. Мунзук умел показать благо­родство и честность, человечность и мужество. Такими были в его исполнении командир автобатальона Сафонов («Русские люди» К. Симонова), матрос Жухрай («Как закалялась сталь» Н. Островского), коммунист-подпольщик Валько («Молодая гвардия» А. Фадеева).

Переход в кино произошел мягко, естественно, не ломая театральной судьбы артиста. Первой лентой, в которой М. Мунзук снялся в 1959 г., был фильм о Туве «Люди голу­бых рек» Свердловской студии, где он сыграл колхозника. В 1972 г. Максим Монгужукович все же ушел на пенсию и про­должил свое творчество в «Госкино СССР» на студиях «Мос­фильм», «Ленфильм» и др. За 20 лет (1972-1992) М. Мунзук снялся в 22 фильмах самых разных киностудий. Перед кинокамерой артист жил естественно, не меняя в себе ничего. Вживался в роль крепко и был убедителен. Кинорежиссеры его охотно снимали. Так В. Назаров из «Мосфильма» снял его в двух своих фильмах «Пропажа свидетеля» и «Голубка». На этой же студии М. Мунзук снимал­ся в фильме А. Разумовского «Предварительное расследование» в роли лесника Арсэ. В «Сибириаде» А. Михалкова-Кончаловского он сыграл деда Ханты. В 100 лет со дня рождения Народного артиста России и Тувы Максима Мунзукаленте Г. Панфилова «Валентина» был очень убедителен в роли старо­го эвенка Еремеева. В «Последней охоте» на «Ленфильме» у режиссера И. Шешикова сыграл роль эскимосского шамана. И еще во многих лентах запечатлен облик тувинского актера, подкупающего везде обаянием и искренностью проживания на экране. Но главная роль в кино была сыграна еще в 1975 г. в советско-японском фильме «Дерсу Узала», где он сыграл ста­рого гольда, проводника русского исследователя Дальнего Востока Владимира Арсеньева. Роль Дерсу Узала принесла ему извест­ность международного плана и много наград, начиная с Золо­того приза на IX-ом международном кинофестивале в Моск­ве в 1975 г. Американская академия кино удостоила фильм «Дерсу Узала» в номинации «Иностранный фильм» престижной  премией Оскара. В 1977 г. Максим Монгужукович был отмечен премией французских кинокритиков за роль Дер­су Узала. Вот так представитель рода Оюннаров стал прославлен­ным артистом, покорившим своей изумительной по тонкости игрой множество ценителей киноискусства из многих стран.

Максим Мунзук – высоко почитаемый мастер не только в своей республике, но и далеко за ее пределами. Но при этом он всегда оставался простым, искренним человеком, прекрасным отцом большого семейства, они вместе со своей женой, замечательной актрисой Кара-кыс, вырастили и воспитали пятерых детей. 

В.Ц. Найдакова,

доктор искусствоведения, профессор.

(Из книги «Тувинский театр». – Улан-Удэ: ВСГАКИ, 1999).

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2019, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта