Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 21 января 2020 г.
12 июля 2010 Тува. Наука

Первая путешественница по Туве

Первая путешественница по Туве «Она полюбила мир несчастных инородцев и всегда покровительствовала им, она имела друзей в этой среде, куда так редко доходит европейское участие. Как она проникала в душу этих детей природы, как понимала драматизм их положения, показывают её очерки и рассказы». (Н.М. Ядринцев, 1893.) Её девичья фамилия Лаврская. В предисловии «Из путешествий по Восточной Сибири, Монголии, Тибету и Китаю» есть такие сведения: «Это была скромная, застенчивая женщина, высокая сухощавая блондинка с подстриженными волосами и тонким певучим голосом. Одевалась очень скромно и просто. Лицо её носило печать серьёзной и интеллигентной женщины. В обществе она была молчалива, но отличалась тонкой наблюдательностью – качество, оказавшееся весьма ценным для путешественницы. Её мнения и суждения были очень сдержанны…»

В том же сборнике помещена биография Александры Викторовны, где сообщается, что отец Виктор Николаевич был священником Знаменской церкви в Нижнем Новгороде. В 1834 г. после окончания Московской духовной академии его послали на службу в Астрахань. В том же году он женится на Екатерине Васильевне Владимировой. Александра родилась 25 января 1843 г. вторым ребенком в семье. Росла одинокой. Обстановка в доме была строгой и не позволяла иметь вне дома друзей и подруг. Женских епархиальных училищ тогда еще не было, а пригласить учителей у родителей не было средств, и ей пришлось получить домашнее образование. Лицом, имевшим влияние на её умственное и нравственное развитие, была её тётя Е.П. Юрьева. Не имея своих детей, она полюбила маленькую Шуру, часто увозила её к себе домой и занималась с нею французским языком. Е.П. Юрьева имела богатую библиотеку, которая стала единственным источником, откуда Шура могла получать знания.

В 1866 г. в Нижнем Новгороде открывается женское епархиальное училище, куда Александра поступает работать воспитательницей. Жизнь в училище проходит тихо и однообразно. Единственным увлечением было чтение книг.

По воспоминаниям лиц, знавших в те годы Александру, она была чрезвычайно застенчивой и замкнутой натурой.

В эти годы судьба сводит её с Г.Н. Потаниным. Встреча Александры Викторовны с Григорием Николаевичем произошла при исключительных обстоятельствах. По этому поводу в январе 1894 года в газете «Восточное обозрение (№ 58) Н.М. Ядринцев пишет: «Потанин жил в ссылке в г. Никольске Вологодской губернии. Товарищем его по ссылке в этом же городе был К.В. Лаврский, публицист, впоследствии редактор Камско–Волжской газеты «Неделя», с которым Г.Н. Потанин весьма сблизился. Александра Викторовна приезжала несколько раз в Никольск посетить брата и познакомилась здесь с Потаниным. Они начали переписываться и через год обвенчались в местной скромной церкви без всякой торжественности». С тех пор в течение 20 лет они никогда не расставались.

В 1876 году состоится их первое путешествие в Туву, в котором Александра поражает Григория Николаевича своей выносливостью и терпимостью.

В «…странствиях по Урянхайской земле» подробно описаны все трудности, с которыми пришлось им сталкиваться. Это езда несколько дней на верблюдах и лошадях под палящим солнцем, дождём и снегом. Иногда приходилось ночевать в безводной степи, в юрте, палатке, шалаше, спать на земле, на снегу, на тонком войлоке. Чтение этих записей приводит к выводу, что её физическое тело обладало огромным запасом энергии, её внутренний мир был наполнен позитивной энергетикой, её мысли и взгляды были кристально чисты.

Разделяя с мужем все трудности экспедиционной жизни, поддерживая его нравственно, помогая вести дневники, собирать и хранить коллекции, она находила время и для самостоятельной работы, много писала.

Литературными трудами А.В. Потанина занималась с большой любовью и с очень раннего возраста: «Что греха таить, – писала она в своих письмах к Г.Н. Потанину до замужества, – писать я люблю. Хотя и ленюсь, а всё же у меня что-то пишется, лучше сказать, не пишется, и это чуть ли не с 8-летнего возраста». Но из-за скромности постоянно чувствовала неуверенность в своих работах. Её дневники, письма часто проникнуты грустью неуверенности: «Когда я провожу время за чтением, мне часто становится совестно. Думается, неужели у меня, уже старой женщины, нет другого дела, более полезного, чем чтение, хотя бы и полезное для моей души, но достаточно ли спасать свою душу? Не лень ли виновата в том, что я не могу найти себе дела, которое было бы хоть кому-нибудь полезно?»

Григорий Николаевич вдохновлял и поддерживал её увлечение читать и писать: «Своим письмом, – писала она Потанину в годы его ссылки в Никольске, – Вы прибавили мне много бодрости, и я опять вытащила свои тетради на стол».

Тонкая гуманность, любовь и сострадание были самыми сильными чувствами и главными чертами характера Александры Викторовны.

В её дневниках, статьях и очерках, вошедших в сборник «Из путешествий по Восточной Сибири, Монголии, Тибету и Китаю», нет ни малейшей тени пренебрежения и высокомерия: «Хотя А.В. была уроженка Великороссии, – писала редакция «Восточного обозрения» в 1893 году, – она не питала пренебрежения и предубеждения к нашей несчастной и далекой окраине, подобно многим. Она делила вместе с нами скорби и радости. Интересуясь жизнью сибирской печати, была всегда полезна ей, чем могла. Была сотрудницей нашей газеты…. Дорого было в ней и то чутье, с каким она относилась к явлениям нашей общественной жизни, умея оценивать все доброе и честное».

Её «Из странствий по Урянхайской земле» со времени первой публикации и по сей день остается одной из наиболее обстоятельных, достоверных и ярких работ по сравнению со всеми предыдущими публикациями по этой теме. Подробное описание обрядов, праздников: «По дороге мы встретили веселый поезд, молодые люди и молодые девушки ехали на свадьбу. Все они были нарядно одеты, но их костюм на этот раз не отличался от монгольского. Яркие атласные шляпы были, очевидно, куплены в улясутайском китайском магазине. Веселые, румяные лица девушек, их бойкий смех, некоторое заигрывание с молодежью нашего каравана понравилось нам; видно было, что они на своих скакунах чувствовали себя совершенно безопасно и, действительно, перекинувшись двумя, тремя фразами и, посмеявшись, они унеслись, как ветер, в боковое ущелье долины».

Это, возможно, был традиционный праздник молодежи «ойтулааш» на скакунах, с веселыми меткими песнями, которые сочиняются на ходу.

Затронуты быт, занятия, жилище, пища, наряды, украшения, летние и зимние виды одежды, обуви не только тувинцев, но и частично русского населения края: «На головах у женщин были пунцовые шерстяные капюшоны, вроде тех, что носят наши монахини под клобуком. По краям и вокруг лица этот головной убор был вышит белыми бусами. Шубы на женщинах были длинные, овчинные, у некоторых крытые синей нанкой…»

Её отношение к инородцам, по воспоминаниям друзей, было самое сердечное и искреннее. В годы своего пребывания в Петербурге или Иркутске любила собирать около себя молодежь, хлопотала часто о помощи, о стипендиях им: «В бедной и скромной квартире Потаниных в Иркутске охотно встречались их друзья. Александра Викторовна принимала инородцев как лучших друзей своих. Они всегда встречали у неё ласку и самый радушный прием. Здесь не было никаких угощений кроме чая, не было модных и шумных разговоров, но каждый выносил душевную теплоту и какое–то приятное, спокойное, умиротворяющее ощущение», – напишет позже Николай Михайлович Ядринцев, самый близкий друг семьи Потаниных.

В 1892 г. осенью Географическим отделом Восточно-Сибирского отдела Русского географического общества в Иркутске была организована экспедиция в Китай в составе Г.Н. и А.В. Потаниных, зоолога М.М. Березовского, геолога В.А. Обручева и переводчика Б.П. Рабданова. Задача – изучение восточных окраин Тибета и китайской провинции Сычуань. Во время этой экспедиции у А.В. Потаниной начались приступы сердечной болезни. По данным монографии академика В.А. Обручева «Григорий Николаевич Потанин: жизнь и деятельность» (М.-Л., 1947): «Врач посольства в Китае советовал ей остаться в Пекине, но она не захотела оставить мужа, привыкшего к её попечениям».

В последние месяцы и дни перед уходом из жизни позволяла себе немного погулять, любоваться природой, рисовать масляными красками окружающий мир, полевые, горные и лесные цветы, которые приносил ей Григорий Николаевич.

Её благая, чистая, свободная жизнь подходила к концу. Она была готова принять его достойно. Неземная, святая, первая русская женщина, проникшая в глубь Центральной Азии. Она мечтала написать и издать большую книгу об Урянхайской земле, её людях, об истории, этнографии и географии этого края. Не успела…

 

(От ред. "НИТ": читайте полную статью о А.В.Потаниной со ссылками на цитируемую литературу - в № 3 нашего журнала, который выйдет в свет 1 сентября 2010 г.)

 

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2020, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта