Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 6 февраля 2023 г.
3 декабря 2022 Россия. Наука

Обзор круглого стола «Этнические, государственные, международные языки: функции, смыслы, ценности»

С. А. Мадюкова, Е.А. Ерохина, И.В. Чанкова, Цэвээний Цэцэнбилэг

Обзор круглого стола «Этнические, государственные, международные языки: функции, смыслы, ценности»С 25 по 27 октября 2022 года в Новосибирске при поддержке Росмолодёжь.Гранты проходила XX Международная научная конференция молодых ученых. Основным направлением работы Конференции в этом году была тема «Языки и смыслы». В рамках данной конференции 27 октября 2022 года в Институте философии и права СО РАН был проведен Круглый стол «Этнические, государственные, международные языки: функции, смыслы, ценности» в очно-дистанционной форме. Очно принять участие в работе круглого стола можно было в конференц-зале ИФПР СО РАН, онлайн подключения производились на платформе Googl Meet. В круглом столе приняли участие ученые из Новосибирска, Томска, Москвы, Абакана, Кызыла, Саранска, Якутска, Хабаровска и других регионов Российской федерации, а также из Монголии. В заседании 18 человек участвовали онлайн и 5 человек очно (оффлайн).
 
В рамках Круглого стола один из ключевых содержательных акцентов был сделан на вопросах сохранения и трансляции языков народов, проживающих на территории РФ. Кроме того, обсуждался более широкий контекст, включающий в себя современные особенности функционирования языков международного общения (мировых языков) и государственных языков (на примере русского языка, как государственного языка федерального значения, а также языков национальных республик РФ, статус которых как государств закреплен в Конституции РФ).
 
В первой части работы круглого стола было сделано 3 установочных доклада.
 
Главный научный сотрудник Института Философии Академии наук Монголии, Ph.D., associate professor Цэвээний Цэцэнбилэг представила доклад на тему «Современное состояние мировых языков».  Целью ее доклада стало обсуждение влияния глобализации на восприятие и использование местных языков на основе анализа данных различных опросов. Процесс глобализации и открытый доступ к Интернету, а также ситуация с пандемией в последние три года связаны с возросшим сознанием мира в целом и влияют на использование мировых языков, которое можно также рассматривать в ключе социальной инклюзии и экслюзии: на принятие в общество и последующий карьерный рост влияет знание языков, особенно центральных языков. Изменения в мировой языковой среде рассматриваются в свете теории глобальной языковой системы.  Сегодня 3045 языков находятся под угрозой исчезновения.  Язык оказывается под угрозой исчезновения, когда его носители начинают обучать своих детей более доминирующему языку и говорить на нем. У языков, находящихся под угрозой исчезновения, часто остается мало носителей. Языки стабильны, когда все дети в сообществе все еще изучают и используют язык. Институциональные языки менее всего подвержены опасности: они были приняты правительствами, школами, средствами массовой информации и т. д. Английский — самый распространенный язык в мире, считая как носителей, так и не носителей языка с учетом говорящих на втором, третьем и т.д. языках. Это связано сначала с колониальным влиянием Британской империи, а затем с распространением американской культуры. Мандаринский диалект китайского языка является крупнейшим языком в мире, если считать только носителей первого языка (носителей языка). Это связано со значительным населением Китая. Мандаринский диалект является крупнейшим китайским макроязыком, группой из тринадцати языков. Английский язык имеет большее количество неносителей языка, так как распространен в гораздо большем количестве стран. На английском языке говорят в 146 странах, тогда как стран, где говорят на китайском, только 38. По данным ЦРУ, в 2020 году в 10 самых распространенных языков вошли: наиболее распространенный родной язык: китайский 12,3%, испанский 6%, английский 5,1%, арабский 5,1%, хинди 3,5%, бенгальский 3,3%, португальский 3%, русский 2,1%, японский 1,7%, панджаби, западный 1,3%, яванский 1,1%. Теория глобальной языковой системы исследует соперничество и приспособление с глобальной точки зрения и устанавливает, что лингвистическое измерение мировой системы идет рука об руку с политическими, экономическими, культурными и экологическими аспектами.
 
Второй установочный доклад в рамках Круглого стола сделала доктор философских наук, ведущий научный сотрудник Института философии и права СО РАН Елена Анатольевна Ерохина. Тема ее выступления была следующей: «Языковая политика и нациестроительство: исторические и современные аспекты». В своем докладе Елена Анатольевна остановилась на следующих ключевых тезисах. Становление национальных государств неразрывно связано с трансформацией социальных институтов по мере перехода к современности. В теории модернизации концепция нациестроительства объясняет характер политических процессов, связанных с индивидуализацией, формированием представлений об естественных правах и гражданском состоянии общества, общем благе и народном суверенитете. В практике нациестроительства реализация этих идей, независимо от политического режима и характера государственного устройства, предполагала отказ от культурных перегородок, связанных с этничностью, религией и сословным статусом в пользу универсальной системы коммуникаций и бюрократической стандартизации. В итоге обновленные институты рынка, трудового найма, налогообложения и воинской службы, образования, судо- и делопроизводства требовали «единого стандарта» — упорядоченной системы идей и практик, которую формирует и обслуживает отряд чиновников, учителей и других служащих. В итоге именно государство оказывается самым заинтересованным актором во внедрении стандарта, который бы ограничивал рост разнообразия субкультур.Обзор круглого стола «Этнические, государственные, международные языки: функции, смыслы, ценности»
 
Однако политика унификации и культурной гомогенизации нередко входит в противоречие с культурным многообразием и требует определенной гибкости. Одним из элементов нациестроительства является политика в отношении государственного языка и языков этнических меньшинств. Под государственным языком исследователи понимают язык политической нации, на котором осуществляется административное управление, развивается массовое образование, дело- и судопроизводство. Развитие государственных языков поддерживается как стихийным развитием рыночных институтов, так и усилиями власти, придающей одному из языков большинства статус государственного языка. В ситуации конкуренции доминирующего языка с языками меньшинств возникает несколько моделей нациестроительства: мононациональная (один язык – одна культура – одно государство) и мультинациональная, допускающая поддержку языков меньшинств даже в случае конкуренции с государственным языком.
До недавнего времени в научном сообществе доминировала точка зрения, что «век национализма» закончился после Второй мировой войны, с образованием крупных межгосударственных союзов. Однако на рубеже 2010-2020 гг. государство начинает вновь отвоевывать авторитет, усиливать позиции в плане управления разнообразными рисками, брать своеобразный реванш у межгосударственных и сетевых структур. Эволюция постсоветских представлений о паритете русского языка и языков недоминантных этнических групп (государственных языков субъектов РФ, языков коренных малочисленных народов и т.д.) отражает опыт современной языковой политики в РФ и недвусмысленно свидетельствует о необходимости их поддержки со стороны государства.
 
Завершило серию установочных докладов в рамках круглого стола выступление кандидата философских наук, ученого секретаря ГБНИУ РХ «Хакасский научно-исследовательский институт языка, литературы и истории» Чанковой Ирины Викторовны на тему «Хакасский язык в теории и на практике». В фокусе ее доклада оказалась деятельность Хакасского научно-исследовательского института языка, литературы и истории, который проводит исследования по хакасскому языку и хакасскому фольклору: в 2020 г. впервые был издан «Толковый словарь хакасского языка», в настоящий период времени идет подготовка 2 тома «Толкового словаря хакасского языка»; сектор фольклора ведет подготовку к изданию рукописных материалов, собранных фольклорными экспедициями ХакНИИЯЛИ начиная с 1945 г.; в 2020 г., 2021 г., 2022 г. сектором языка ХакНИИЯЛИ были организованы комплексные экспедиции, задачи которых состояли в анализе языковой ситуации в селах компактного проживания носителей диалектов, сборе языкового, фольклорного и этнографического материала; в этом же году сектором экономики и социологии ХакНИИЯЛИ было проведено социологическое исследование этноязыковой ситуации в Хакасии. Самой Ириной Викторовной выявивлен ряд проблем, касающихся функционирования хакасского языка: не унифицированы термины, используемые в СМИ; идет процесс сагаизации (превалирование одного из диалектов хакасского языка в СМИ); представители разных диалектов жалуются, что при чтении газет и просмотре новостей не всегда понимают их содержание, в том числе сами носители сагайского диалекта, поскольку существует также проблема противоречия литературного хакасского языка и бытового; у корреспондентов СМИ при подготовке материалов возникает дилемма использования терминов на хакасском языке, что снова  возвращает к проблеме унификации терминов.
 
Вторая половина работы круглого стола прошла в формате свободного микрофона. Обсуждались такие темы, как способы сохранения и трансляции этнических языков; проблемы изучения языков; функции языков разного уровня в публичном пространстве; использование этнических, государственных и мировых языков в виртуальном (цифровом) пространстве и др. Ниже мы приводим некоторые вопросы и мнения участников дискуссии.
 
Ю.В. Попков. Елена Анатольевна, как Вы думаете, чем может быть заменено национальное государство как тип государства? А к Ирине Викторовне у меня вопрос, к тезису, которым Вы закончили, что необходимо оживлять язык. Как это можно сделать ненасильственным путем, если объективные условия существования языка предоставляют для этого все меньше возможностей.
 
Е.А. Ерохина. Есть язык академической науки, который предполагает, что политическая нация это прежде всего согражданство, идея общности судьбы людей, которые разделяют некий принцип. И есть язык, на котором говорят обычные люди, для которых нация, в нашей традиции, это прежде всего народ, этнос, например, татарский этнос, татарская нация. Нациестроительство происходило по этническому принципу. Поэтому нации в нашем общественном дискурсе это этнические общности прежде всего. В это вкладывается, конечно, не только этнокультурный контекст, но и политический контекст, потому что языковая проблема это и политическая проблема. И сейчас,  осуществляя новый поворот, выбрасывать за борт корабля истории все, что мы наработали, в частности, опыт практик по сохранению языков меньшинств, опыт работы в рамках Рамочной конвенции по сохранению языков, опыт по развитию региональных языков... Мне кажется, все это должно быть сохранено, нужно двигаться в логике сохранения позитивного опыта. Мы должны понимать, что языки нужно сохранять и развивать, но, с другой стороны, мы понимаем, что доступ к массовому обучению на русском языке, повышение языковых компетенций, о которых говорила уважаемая Цэцэнбилэг — английский язык, другие международные языки — они открывают возможности этносоциальной мобильности. И это главная проблема. Человеческая жизнь не безгранична для того, чтобы выучить все важные языки, и возникает проблема выбора, какой язык совершенствовать. Современная точка зрения заключается в том, что нужно знать и родной язык, язык своего народа, и язык своего государства, и один из международных языков. Но возникает вопрос о практической значимости родного языка, практической значимости языков меньшинств. Ведь если это не открывает никаких перспектив для карьеры, для заработка, если сценарий негативный, то зачем нужно на это тратить усилия. Мне кажется, нужно ответить на этот вопрос: показать перспективность и привлекательность родных языков, показать возможности, которые он дает человеку, представителю той или иной этнической группы. Удалось же татарстанцам, например, показать, какие возможности в плане карьеры, заработка, достижения определенных жизненных благ дает русско-татарское двуязычие. Для многих других регионов РФ это такой положительный пример. Идея паритета двух государственных языков и практическая реализация этого паритета мне кажется очень перспективной.
 
С.А. Мадюкова. Я хочу включиться и сказать, что та проблема, о которой вы сейчас говорите, буквально вчера звучала на секции по Этнологии, антропологии и культурологии в рамках конференции молодых ученых. Мы вышли на эту же тему о практическом, прикладном смысле и значимости этнических языков. О том, что, для того, чтобы построить карьеру в современном мире приоритетнее знать русский язык, знать английский язык, а смысловая ниша языка этнического лежит в другой плоскости, связанной с этнокультурой, и, делая выбор, некий конкретный индивид далеко не всегда делает этот выбор в пользу своего родного языка.
И.В. Чанкова. На самом деле противоречие существует. Фундаментальные исследования отходят на второй план, мы сейчас готовим словари. Для чего? Для того, чтобы то поколение, которое в перспективе не будет владеть языком, могло использовать наши исследования, наработки. Необходимо менять подход к сохранению языка. В образовании все таки нет перспектив, потому что образование у нас на русском языке, а на национальных языках в России развито не будет. Я считаю, что больше даст культурный пласт. Именно культура, литература.
 
О.В. Васильева. Вопрос Ирине Викторовне. В Вашем докладе прозвучало, что возможна ревитализация языка, в том числе повышение значения языка в экономике. В тех исследованиях, которые вы проводили, Вы замечаете какие-то особенности развития диалектов? Есть ли какая-то разница в сохранении, может быть какие-то экономические практики?
 
И.В. Чанкова. Я сразу оговорюсь, что я утверждала, что экономика влияет на ревитализацию, но это касается не только проблемы хакасского языка, это и про международные языки. Я привела пример маньчжурского языка. Нужно позитивно смотреть на языки и хотя бы в региональном аспекте культурные пласты сохранять. Не обязательно это должно быть экономическое значение, может быть театр, литература. У нас население активно занимается разведением скота, лошадей, коров и т. д., и они в основном у нас в тех районах, где как раз таки проживает коренное население и они, наверное, даже все 100% владеют языком. Это как раз таки аскизский и сагайский диалекты, которые оказались наиболее живучими. И действительно, они владеют языком, и может быть, как раз через близость к традиции, ведению традиционного хозяйства, владение языком и сохраняется. Как только человек отрывается от традиционного типа хозяйствования, язык тоже начинает трансформироваться и теряться.
 
О.В. Мальцева. Я хочу поблагодарить всех докладчиков за очень содержательные доклады, а также хотела поделиться своими соображениями о критериях национального языка. Я исхожу из своей практики работы с коренными малочисленными народами юга Дальнего Востока. Я, работая с нанайцами выявила, что язык многослойный, национальный язык включает практики нескольких поколений. И каждый язык проходит через этап перехода от устного к письменному и часть опыта поколений размывается. Возьмем становление нанайского языка, в котором существует несколько диалектных групп. В 1932 году приняли нанайский язык на основе одного диалекта. Вместе с этим усложнилась структура языка, появилась грамматическая единица, нанайцы узнали, что такое синтаксис, сложные грамматические предложения, то, что они в быту вообще не использовали. Как они сами говорили, они чаще всего использовали короткие фразы. Тем более существовала обширная терминология, связанная с хозяйственной деятельностью и не только. Даже один предмет мог иметь несколько терминов, например, для обозначения медведя или лосося могло быть несколько понятий. Существовала шаманская терминология, существовал также семейный и родовой язык. Так вот, дело в том, что когда появился письменный нанайский язык, этот опыт стал невостребованным. И вот сейчас нанайское общество и, я думаю, многие малочисленные общества, стоят перед таким вопросом: а к какому наследию они должны обращаться. И это касается, прежде всего, языка. Я могу привести пример канадских индейцев навахо. У них существуют университетские программы, на которых обучаются только представители индигенного населения. И они понимают, что, чтобы существовать в современном мире, они должны знать, как можно язык коренного населения использовать в изменившихся экономических реалиях. Язык, конечно, они могут использовать только на своей территории, в своем регионе. Но мне кажется, что главный вопрос не в создании привлекательности языка, а в том, как он будет соответствовать запросам современного общества, чтобы он был гибким, потому что любой язык проходит трансформацию. Уходят поколения, уходят архаические термины, поскольку они не востребованы, появляется новая заимствованная терминология из другого языка. И в таком случае национальный язык нужно рассматривать не как какую-то неизменную единицу, а как меняющийся язык и как он коррелирует с этнической идентичностью. Здесь, мне кажется, намечена перспектива, учет вот этих изменений, исторического, экономического, политического плана, чтобы определить живучесть этого языка. Вот, например, с чем столкнулись нанайцы, на вопрос о сохранении нанайского языка, получилось, что 80% населения практически не знают нанайский язык, он используется в декларативных целях, то есть это выставочные работы, сохранение фольклорного материала, музейная деятельность, литературная деятельность. А в коммуникациях язык не используется! Они сами говорят, нет необходимости использовать его. И когда я спрашивала представителей старшего поколения, а вы делаете что-нибудь, чтобы молодое поколение, обучающееся в школах, знало нанайский язык? Они говорят, ну, они выучат... Они говорят, мы изучаем нанайский, но он у нас как искусственный язык, потому что со знанием этого языка он не может поступить в университет, он просто становится невостребованным. К сожалению, мы наблюдаем такую тенденцию.
 
С.А. Мадюкова. Я хотела озвучить, с моей точки зрения, интересную практику включения в языковую среду современной молодежи. Поскольку очень большой процент современной молодежи «проживает» в онлайн-пространстве, то влияние цифровизации на все сферы их жизни сложно переоценить. И, на мой взгляд, через цифровые каналы трансляции вовлечение в языковую среду тоже возможно. Например, в прошлом году у нас на этой же конференции молодых ученых наша коллега из США К. Андреев делала интересный доклад о реперзентациях якутского героического эпоса Олонхо в ныне запрещенной в России социальной сети «Инстаграм». Это совсем другой способ репрезентаций, по сравнению с традиционным чтением героического эпоса сказителями, но молодежь, листая ленту социальной сети, вольно или невольно, видя эти репрезентации, погружается в этническую культуру, в язык и т. д. Также я точно знаю, что была осуществлена попытка перевода социальной сети «Вконтакте» полностью на тувинский язык. То есть, на мой взгляд, чтобы молодежь включалась в язык, она должна ощущать потребность в этом. Но и каналы трансляции этнических языков вынуждены меняться и подстраиваться под современные условия, особенно учитывая, что традиционные каналы погружения в языковую среду не всегда срабатывают. Современные каналы инкультурации в целом отличаются от традиционных, не через семью, а через систему образования, через массовые мероприятия и т.д. И каналы трансляции этнических языков и способы погружения в языковую среду, на мой взгляд, должны соответствовать времени и меняться.
 
И.В. Чанкова. Наш институт в прошлом и позапрошлом году также занимался переводом на хакасский язык социальной сети «Вконтакте». Не могу сказать, насколько это успешно, какой процент хакасов пользуется этим вариантом, потому что есть сопутствующие проблемы, например, клавиатура, то есть, буквы, которых нет в русском языке, значит нужно отдельно скачивать приложение, это должно все в совокупности выполняться.
 
В ходе подведения итогов работы круглого стола его участники поблагодарили  спикеров за глубокие, содержательные и актуальные доклады, а также организаторов круглого стола за плодотворную дискуссию. Кроме того, были заданы вопросы об актуальных научно-исследовательских проектах сотрудникам академических структур России и Монголии, ученые из которых приняли участие в данном мероприятии. Были намечены темы для дальнейшего обсуждения в рамках круглых столов и секций по этносоциальной проблематике в рамках конференции молодых ученых, такие, как, например, влияние цифровизационных процессов на этносоциальные.
 
# Росмолодёжь
#Росмолодёжь.Гранты

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.


ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2023, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта