Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 15 октября 2019 г.
2 января 2015 Тува. Общество

Жена тунайца, пустившая корни в Туве

Пути, проложенные историей, подвергаются изменениям. Это так же естественно и понятно, как появлялись дороги на земле. Когда время прокладывает новую дорогу, то старые дороги, как старые складки на лице, теряют свои прежние очертания. А новые дороги поражают своей свежестью,  шириной, движением, а старые — какое-то время сохраняют свою величавость, но постепенно глохнут и, в конце концов,  погружаются в тишину. Со временем трава начинает пробиваться на этом месте, и, наконец, деревья могучими корнями выламывают камни. Пути-дороги, рассчитанные на века, сохранили свою прочность, но остались без применения…

Туристка с Урала

      Тамара Леонова (Старикова) — с 1961 по 1966 годы студентка Челябинского сельскохозяйственного института, красавица, комсомолка, звезда в спорте и туризме, голосом не блистала, но пела и знала все слова туристских песен. В городе существовала большая группа туристов, куда входили ребята из других институтов: медицинского, педагогического, политехнического. В их числе была и Тамара.

      В последнем вузе на энергофакультете в это же время учился Виктор Кажин-оол. Как он попал в эту группу — никто не помнит, но его помнят все. Этот обаятельный и улыбчивый парень привлекал всех своим искрометностью, задором, озорством и лучезарностью. Короче, был заводилой в группе. И эта группа студентов-туристов с рюкзаками за плечами  обошла пешком весь Урал.

        Жена тунайца, пустившая корни в ТувеПришло время заканчивать институт. Защита дипломных работ. А по окончании студенческой жизни все получили направления, а Леонова получила в Тюмень. Факультет  «механизация сельского хозяйства» был в основном мужским. Как только они узнали, что ее направляют в этот город, при встрече все запели: «Живем мы в комарином краю и лучше судьбы не хочу…». Это песня про Тюмень.

       И вот навстречу идет Кажин-оол и спрашивает  ее: «Ты куда?» Услышав ответ Тамары, он вдруг так напористо стал переубеждать — зачем, мол, и что ты там будешь делать!? Она пыталась как-то отмахнуться, а он продолжал: «Нечего тебе там делать, поедешь к нам в Туву!» А девушка, после нескольких попыток увернуться от этого светлого мальчика, однако стала спрашивать его про неизвестный ей край. В ответ она услышала его короткое описание: «Тува — это горы, горы… и много солнца!» И этого было достаточно, зацепило! Тамара Леонова пошла в секретариат, где уже начали печатать списки и направления. Благо еще до её имени не дошло. Она просит переписать — вместо Тюмени, говорит, поеду в Туву! Все странно глянули на нее и спросили: «А ты знаешь, что такое Тува?». Она не знала, но поверила. Поэтому вполне серьезно ответила: «Тува — это горы, горы… и много солнца!». Так и остались они в недоумении. Однокурсники   еще не знали о решении и думали, что она едет в Тюмень. А вот её руководитель проекта уже владел этой информацией и сходу начал ее отговаривать. Звезда института смогла только ответить: «Две недельки похожу по Саянам, а потом вернусь». Он только многозначительно посмотрел на неё.

   И вот уже скоро пятьдесят лет, как Тамара Леонова — Старикова застряла в Саянах, в Туве. Здесь родились дети — Андрей и Елена, а теперь еще подрастают внуки.

      Молодой специалист прилетела в Кызыл на самолете, глянув на столицу республики сверху, через иллюминатор — настроение тут же упало до нуля. Конечно, после большого города Кызыл показался большой деревней. Полное разочарование. Поселили в комнату в общежитии на Красных партизан, 19. Председатель «Сельхозтехники» Михаил Евграфович Абрамов взял шефство над молодым специалистом.

    Вскоре была создана новая организация «Сельхозтехпроект», и туда требовался главный инженер. Из Москвы, из головного Министерства в это время приехало высокое начальство. Познакомившись с делами, с кадрами представители Министерства пришли к мнению, что, не смотря на молодость и отсутствие опыта, Тамара Леонова вполне справится с обязанностями главного инженера. В «Сельхозтехпроекте» так и проработала она всю жизнь, оттуда ушла на заслуженный отдых.

          Работала вместе со своими коллегами с большой отдачей и оптимизмом. Проектировали много сельхозкомплексов, и соответственно много ездила по Туве. «Сельхозтехпроект» постоянно был в поиске  лучших технологий, которые  старались реализовывать в Туве.  Был случай, когда после очередной командировки в Омскую область, Тамара Порфирьевна  привезла оттуда новую технологию по гидропону — это живые зеленые ковры, которыми выложили в этом году многие площади в Кызыле. В те далёкие годы эту технологию разработал молодой китаец, который работал в проектной организации в Омской области и собирался защитить диссертацию по этой теме. Но его опередили, кто-то защитился, используя все его разработки один к одному. Он был так возмущен, расстроен и при встрече с Тамарой он просто подарил ей этот проект. По приезду в Кызыл пришла с отчетом в обком партии, и когда она разложила проект, доступно рассказала о преимуществах и возможностях — все единогласно приняли его, объявили благодарность ей за то, что она привезла такой уникальный проект. К сожалению, воплотить его в жизнь не удалось, а сейчас закупаем за Саянами.

      Вспомнила Тамара Порфирьевна и другие объекты — свинокомплекс в Сукпаке.  Первую очередь объекта сначала проектировала Красноярская организация, а вторую очередь — «Сельхозтехпроект». Неоднократно она ездила в Красноярск для согласования вопросов по совершенствованию их же технологий по выращиванию свиней и продолжения совместной разработки по улучшению кормовой базы комплекса.

       Краснояровская ферма в Танды — со слов Тамары Порфирьевны там такая механизация была, на зависть соседям из Хакасии. Гордость  фермы — молочный блок по переработке молока и кормоцех. И когда она увидела уже развалившуюся ферму — было больно сердцу и тяжело для глаз.  

      За свинокомплексом было построено предприятие по переработке кукурузы, зерна, которые превращались в легкую кормовую массу. Там были установлены пять Экструдеров. Это такое дорогостоящее оборудование! И куда всё девалось, возмущалась она. Вспомнила Тамара Порфирьевна и другой комплекс — птицефабрику. Там такую механизацию спроектировали с использованием чехословацкой технологии! Нельзя сказать, продолжила свой рассказ Тамара Порфирьевна, что все работали впустую. До 90-х годов всё работало!

        Не смотря на то, что дети были маленькие ездили по районам… спали где придется, всякое бывало. А какие были люди! — вспоминает она — открытые, искренние и доброжелательные. Однажды ей стало плохо, остановились возле юрты. Хозяева быстренько вскипятили чай, какие-то таблетки предложили и положили спать. И опять на работу. Кроме производственных объектов «Сельхозтехпроект» проектировал много жилых домов для сельской местности, культурных учреждений — клубов, Домов культуры, Центров.

      Работали, а с туризмом еще долго не расставились. В студенчестве они привыкли чем-то заниматься. И каждые выходные ходили в походы, ходили пешком. В пятницу уходили и в воскресенье возвращались.  Бывало так, что возвращались они поздно и на следующий день на работе чуть не засыпали. Но работали и работали. «Спорт помогал нам жить, перебарывать невзгоды, чаще всего бытовые» — вспоминает Тамара Порфирьевна. Главное, повторила она, нас окружали и окружают прекрасные люди.

      Жена тунайца, пустившая корни в ТувеВиктор Кажин-оол и у себя на родине  был таким же заводилой. Был инициатором новых маршрутов по Туве, благодаря нему группа туристов попала в Хову-Аксы. Причем в группу набирали именно тех, кто впервые прибыл в Туву из числа молодых специалистов. Красота природы тувинской, конечно же, покорила всех. Втягиваясь в работу, новенькие втягивались и в спортивный туризм. Перезнакомились и стали появляться пары, потом играли свадьбы… Тамара Леонова познакомилась в походах с Михаилом Стариковым, который работал прорабом на стройке  в Кызыле и прибыл в Туву после окончания Красноярского политехнического института.

       Зародилась в те годы очень красивая традиция — встречать Новый год очередным походом. Как-то раз все дружно решили отметить его на Ондуме. Взяли с собой патефон, лыжи, за плечами рюкзаки с вещами и едой! Раз необычный Новый год — решили приготовить необычное блюдо и к нему приготовить грог. А что это такое — никто не знал, вернее, только слышали, как примерно он готовится. В итоге всё просто сгорело. Погоревали, но не долго. Главное осталось — это горячие сердца, лыжи и патефон.

     Следующий Новый год встретили они уже на станции Тайга, вновь музыкальное сопровождение с собой — гитара, патефон, пластинки. Как всегда первым прокладывал путь по снегу Кажин-оол. Какое это удовольствие спускаться с горы на лыжах, да еще при луне!  Не далеко от просеки был колодец и к нему ночью приходили маралы, чтобы напиться. Потрясающая картина: тайга, луна, и маралы…

   Тамара Порфирьевна могла много рассказывать о походах, о своих друзьях туристах, о красоте природы, о забавных и даже опасных случаях. Однажды она чуть не утонула в Енисее. Команда решила сплавиться по реке в 4 лодки, стоял сентябрь.  А Тамара как всегда пела туристские песни. Уже ближе к Кызылу видит: с других лодок  все вдруг замахали руками. Посмотрела на своего напарника, и увидев его испуганные глаза… Но ничего она не успела: ни подумать, ни оглянуться, ни даже испугаться. Лодка перевернулась и начало тащить под завал. Успела лишь крепко ухватиться за ветку, а течением её качало — голова то под воду, то вновь на поверхности, то в воду…успевала только глотнуть воздуха. Напарник поймал лодку, помог ей и она еле — еле забралась в нее. Жизнь кипела. К ним тянулись и другие, вновь прибывшие молодые специалисты.

Жена тунайца

      Кажин-оол работал дежурным инженером на ТЭЦ. В туристических походах познакомился с Татьяной Пуликовой.  В Туве, как и многие другие приехала в Туву по направлению  после окончания Красноярского политехнического. Родилась она на Смоленщине и жила в маленькой деревушке с матерью и братом, отец погиб на фронте. Её дядя Сидор Тимофеевич жил в городе, но часто наведывался в деревню. В то время, 1959 год, из колхоза просто так не выпускали — ни стариков, ни молодежь. А желание выехать из деревни росло вместе  с ней, и как только приезжал дядюшка, она начинала просить забрать её с собой в город. В конце концов, он сумел оформить справку и её отпустили. Уехала в город Рославль. Дядя устроил Татьяну в ремесленное училище. Добился разрешения принять её на государственное обеспечение. Сколько было радости! Очень ей нравилась общая форма в училище — коричневые платья с блестящими пуговицами!

    Жена тунайца, пустившая корни в Туве Готовили в ремесленном училище строителей, сантехников, плотников, штукатуров-маляров, учились 2 года. Параллельно заканчивали десятилетку и по окончании вручали еще аттестат зрелости. Первые три месяца обучали теоретически, а потом только практика. В то время уже строили Братскую ГЭС, начали Красноярскую и БАМ. Сибирь — совсем неизвестный край, но так влекла, и они все решили написать письмо в Министерство трудовых резервов с прошением, чтобы их по окончании училища отправили на  комсомольскую стройку в Сибирь. Дирекция их поддержала. И вот приходит ответ из министерства — отправляют на комсомольскую стройку в красноярский край. Все с радостью стали собираться, представляли — тайга, глухомань. Романтика! Но как они были разочарованы, в том числе и Татьяна, когда их привезли в Красноярск. Там ее и подругу устроили в строительный трест, а остальных распределили по управлениям. Первый объект, как штукатуры-маляры, они отделывали   больничный городок. Техники не было и раствор, песок, цемент таскали на себе или в носилках. Хотя девчата были сильными, боевыми и  работы не боялись, всё же решили поступать в институт. Татьяна с подругой пошли в вечернюю школу. Уставали, но всё-таки закончили и подали документы в политехнический институт. Душа-то строителя, поэтому она поступила на ПГС.

         Первое знакомство с республикой состоялось сначала на практике, она проходила ее на комбинате «Тувакобальт»  в Хову-Аксы. В качестве мастера работала на строительстве очистных сооружений комбината. Очарование природой Тувы сыграло определенную роль при распределении. Никого не удивило ее решение вернуться именно сюда, тем более, что здесь уже работали ее подруги, прибывшие сюда на год раньше.

        Оставили Пуликову работать в тресте Тувинстрой, назначали инженером группы подготовки производства. За 25 лет работала почти во всех отделах треста: в техническом, производственном и в сметном. Вместе с ней в тот год молодых специалистов в Туву приехало много. А конкретно на стройки г.Кызыла было направлено 8 человек. Многие уехали, кто раньше, кто позже, а из них Михаил Стариков, Тамара Леонова (Старикова) и Татьяна Пуликова (Кажин-оол) остались здесь  в Туве навсегда.

      Туристы в свободное время встречались в Доме профсоюзов — летчики, геологи, инженеры, учителя, музыканты  и другие. Собирались все после работы и планировали очередную вылазку. Чаще всего инициатором того или иного маршрута был всё тот же неугомонный Виктор Кажин-оол. Там и познакомилась Татьяна с ним. 

     Как всегда в светлой голове Кажин-оола родился новый маршрут: сплав по реке Бурень. Долго не думая решили плыть в 5 лодок, в каждой по два человека: девушка-парень, парень-девушка. А она не умела плавать и вообще боялась воды. Неунывающий заводила походов так  красиво описал маршрут, и про речку, и про природу, что Татьяна не могла устоять, поддалась его обаянию и собралась. Возле фермы разбили временный лагерь, перекусили, накачали лодки. В этот раз самая активная туристка Тамара Леонова (Старикова) отсутствовала, добросовестно трудилась на рабочем месте. Ей повезло в том плане, что не пришлось пережить очередной стресс. А вот ее друзья искупались в Бурени — на одном из поворотов лодки перевернулись. Но всё закончилось удачно, всех вытащили. Бесстрашные были, вспоминает Татьяна Фроловна, плавать не умела и всё равно после происшествия вместе со всеми хохотала.  

        В их группе зародилась еще одна традиция была — спускаться с Тоджи на лыжах. В конце февраля прилетали в Тоора-Хем, и к 8 марта возвращались в Кызыл на лыжах. Спали в палатках, холодно, но красота — неописуемая. И так не раз ходили они в столь длительный поход. Но однажды группа не успевала возвратиться в город в назначенное время и 8 марта отмечали в тайге в охотничьей избушке недалеко от с.Черби. Никогда не забудет Татьяна Фроловна этот праздник. Так получилось, что она оказалась одна в группе. Друзья туристы — пятеро парней — устроили ей такой праздник! Сварили манную кашу, которую порезали ножом и смазали сгущенным молоком. Именно тогда она почувствовала со стороны Виктора особое внимание.

       Жена тунайца, пустившая корни в ТувеПосле длительных лыжных походов в ресторане Улуг-Хем собиралась вся туристская братия. Там делились впечатлениями. Как всегда даже в ресторан брали гитару, а Борис Малышев, как обычно брал с собой патефон и пластинки.  Как только он появлялся — оркестр замолкал, включали патефон и все слушали старинные песни. Пели песни под гитару, танцевали.

        За хорошую работу,  как активного комсомольца Виктора наградили путевкой в Болгарию на молодёжный фестиваль. Но, как  всегда, у него внутри загорелась лампочка! Он был полон желанием, чтобы Татьяна поехала вместо него.  Его быстрота и напористость и тут проявилась, он без всякого вступления предложил ей выйти замуж за него. Если она станет его женой, думал он про себя, то тогда сможет что-нибудь предпринять, чтобы вместо него она поехала в Болгарию. Не расписываясь, сыграли быстренько свадьбу, и свадьбу не простую, а комсомольскую. Этому содействовал в то время Управляющий трестом Ондар Чимит-Доржу Баирович, он же вручил молодой паре ключи от квартиры. 5 июля состоялась свадьба, а в августе ехать на фестиваль. И как ни старался Виктор организовать для своей возлюбленной, теперь уже жене, свадебное путешествие — в Болгарию пришлось ехать самому.

          Ну, а Татьяна всё равно поехала путешествовать, но только с красноярскими друзьями по Средней Азии. С Виктором договорились встретиться в Москве и дальше ехать к родным на Смоленщину. Так что          свадебное путешествие продолжалось. Ехали на перекладных, а вот до деревни они  добрались на тракторе. Когда шли они по деревне, всюду было слышно — «Смотрите, Танька тунайца привезла!» В итоге зять всем понравился, а рассказам о Туве не было конца. Все поняли, что он вовсе не тунаец, а тувинец. Расписались Кажин-оолы уже после свадебного путешествия. Сначала Рома родился у них, а потом Оксана.

      Когда у Стариковых и Кажин-оолов появились дети, они тоже приучали их к труду, к туризму, старались привить детям любовь к природе, своему краю, к окружающему миру. Несмотря на почтенный возраст до сих пор они легки на подъём. Михаил Дмитриевич Стариков  до сих пор бегает на лыжах, а за Татьяной Фроловной в лесу невозможно угнаться. Тамаре Порфирьевне, как бывалому туристу, тоже не сидится на месте. Теперь уже не пешком всё равно выезжает то на Урал, то в Абакан.

        Настя — внучка Стариковых — съездила в Москву и по приезду говорит бабушке: «Плохая экология в Москве! Там плохая вода! А у нас — какие горы, тайга, какое небо! А какая вода! В Москву больше никогда не поеду!»

         Да, Тува, красивейшее место на планете. Почти все туристы, с которыми они учились, дружили, приезжали в Туву и просто  восхищались  красотой  природы. Причем приезжали они и зимой и летом! Местный турист — «тунаец» Витя Кажин-оол — так гонял их всех по тувинской тайге! Они ничего не привозили с походов, хотя тайга щедра на свои дары. Привозили только кучу впечатлений!

       После развала треста «Тувинстрой» Татьяна Фроловна в 1993 году ушла на строительство овчинно-шубной фабрики, была заместителем директора по строительству и работала до 2002 года.  Проектировали на развитие, но постепенно все развалилось. А по сути сама по себе — это интереснейшая стройка была, вспоминает Татьяна Кажин-оол. А также очень сожалеет о развале кирпичного завода в Усть-Элегесте. В советском Союзе в то время было только два таких завода. Один в Бурятии, а второй у нас в Туве. Там сумели сохранить, а у нас нет.

        В конце нашей беседы и Тамара Порфирьевна, и Татьяна Фроловна, как-то даже померкли и погрустнели. Я понимаю их.

        В 50-60-е годы прошлого века Тува была большой строительной площадкой. Можно сказать, что наша территория была всесоюзной стройкой. Сюда приезжали молодые специалисты — строители, инженеры, монтажники — с самых разных уголков нашей огромной страны. Ехали созидать, а главное — они верили, что строили на века! Многие из них остались и сумели прорасти такими корнями, что теперь Туву считают своей малой родиной. И для многих из них новый виток истории оставил свои отметины не столько на лице, а сколько в сердце. Как же оно не будет плакать, а душа разрываться от пустоты и тишины, когда они видят построенные ими объекты заброшенными и разрушенными!

       Да, время вносит свои коррективы, но всем известна истина — без прошлого нет будущего. И для того, чтобы наше будущее было светлым и радостным, надо хоть изредка возвращаться в недалекое прошлое. В прошлое, когда они были молодыми, озорными, увлеченными, веселыми, честными, бескорыстными и верными, неунывающими, с высоким чувством ответственности и болеющие душой за порученное дело. 

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2019, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта