Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 28 мая 2022 г.
27 мая 2014 Тува. Общество

Мысли по поводу спектакля «Тос чадырдан үнгеш…» («Выйдя из берестяного чума…») по пьесе Эдуарда Мижита

Л. Ланзы

Мысли по поводу спектакля «Тос чадырдан үнгеш…» («Выйдя из берестяного чума…») по пьесе Эдуарда МижитаЯ отношусь к числу театралов с немалым стажем, не пропускаю ни одной премьеры спектаклей тувинского национального театра. Но мои интересы не ограничиваются творчеством только нашего театра. Бывая в Москве, Санкт-Петербурге и многих других городах, непременно стараюсь попасть на самые интересные спектакли. Так что мне есть с чем сравнивать.

Но, когда я увидела рекламу нового спектакля «Человек из чума» по пьесе известного писателя Эдуарда Мижита «Тос чадырдан үнгеш…», в дословном переводе — «Выйдя из берестяного чума…», мне не очень-то захотелось его посмотреть. Дело в том, что и создание пьесы, и постановка спектакля приурочены к 100-летию единения Тувы и России, а значит, я подумала, это заказной юбилейный «официоз», где всё будет гладко и покрыто толстым слоем лака.

Но на страницах «Тувинской правды» мне на глаза попалась статья А. Кужугет «Юбилейный спектакль или проходной». Из общего тона статьи я вывела для себя, что обязательно надо сходить на спектакль. Если ругают, значит, там есть что-то интересное, значит, это не совсем однозначная «агитка». И, прямо скажу, с большим удовольствием и интересом посмотрела спектакль. И вот почему.

Во-первых, я увидела Салчака Току не бронзовым истуканом, о котором или хорошо или ничего, а живым человеком со своими слабыми и сильными сторонами. Для человека, хорошо знакомого с трилогией «Слово арата», по мотивам которого создана пьеса, предельно ясно, что Э. Мижит очень бережно отнёсся к исходному материалу. Чтобы убедиться в этом, я после просмотра спектакля еще раз перечитала трилогию. Очень хорошо показана пора становления маленького Тывыкы и большое влияние на его становление тесная дружба с простыми русскими людьми, такими же, как он, бедняками. Во-вторых, отношения между богатыми тувинцами и русскими выглядят несколько иначе, особенно в сцене, когда празднуется установление протектората России над Тувой. И мне понятно, почему кулак Степан Михайлов (Чолдак-Степан), обращаясь к тувинским баям, показывая им сжатый кулак, говорит: «Вот вы где у меня отныне!» Ведь он же простой русский крестьянин, и, зная историю, можно с большой уверенностью догадаться, через какие притеснения со стороны местной аристократии и маньчжурской администрации ему пришлось пройти, прежде чем укрепиться на тувинской земле и разбогатеть. Теперь же он понял, что отныне сила и право на его стороне.

В отличие от него батрак Веденей Сидоров даёт объективную оценку этому событию, поясняя ее суть маленькому Токе. По поводу того, что русские богачи появляются на сцене пьяными и разнузданными, я очень сомневаюсь, что автор пьесы изобразил их такими. Ведь Э. Мижит среди читающей публики более известен как поэт, и поэт двуязычный, пишущий и на тувинском и русском языках, и, я думаю, что он не мог так грубо подойти к этой теме. Правда, мне не посчастливилось прочитать текст самой пьесы, и поэтому я не могу судить так категорично. Видимо, автор статьи «Юбилейный спектакль или проходной» ознакомилась с текстом пьесы.  Что ж, возможно, так и есть. Я же со своей стороны хочу сказать, что в моей библиотеке имеется книга пьес Э. Мижита, из которой я вижу, что оригиналы его пьес во многих местах отличаются от спектаклей, т. е. их сценических вариантов. И это не удивительно, ведь постановка спектакля – коллективное творчество, и здесь во многом играют роль видение, позиция и решение режиссера-постановщика. И именно поэтому я не берусь судить о пьесе. О пьесе можно говорить лишь тогда, когда она появится в печати. Мое мнение целиком и полностью основано на том, что зритель видит на сцене. А на сцене видно, что Салчак Калбак-Хорекович Тока вместе с Тувой прошёл сложный и неоднозначный путь. А ведь именно так и было, и именно так описаны исторические события в известном произведении самого Токи.

Но если бы я сказала, что спектакль получился совсем без недостатков, то это было бы неправдой. Мне показалось, что слишком часто повторяющаяся сцена, где мальчик и девочка бегают друг за другом, чересчур однозначно тянет весь спектакль в одну сторону, в сторону любовных отношений. Да, дети милые, хорошенькие, но хорошо то, что в меру.

Мысли по поводу спектакля «Тос чадырдан үнгеш…» («Выйдя из берестяного чума…») по пьесе Эдуарда МижитаТо же самое можно сказать и о хоре. Использование хора в театре само по себе, конечно, не ново. Это идёт ещё с античного театра, хор появляется также и в произведениях классиков зарубежной драматургии. У того же Э. Мижита в тексте его пьесы «Кюльтегин» есть места, где должен петь народ, т. е. хор, который так и не появился в сценическом варианте. Но, справедливости ради надо сказать, что для тувинского театра – появление хора, конечно, ново. Должна отметить, что хор прекрасный, он очень хорошо передаёт атмосферу эпохи, но, видимо, авторы спектакля, опять же, чересчур увлеклись им, и в результате создаётся ощущение некоторой перегруженности. Это опять о чувстве меры.

Кстати, я, как ни старалась, не услышала в спектакле, что речь идёт о контрреволюционном выступлении 1930 года. Зато зрители услышали слова самого Буян-Бадыргы о том, что не участвовал в таких волнениях. Автор показывает, что Буян-Бадыргы мужественно опровергает все ложные обвинения в свой адрес. А из истории Тувы мы знаем, что таких волнений в разные годы было несколько. В спектакле есть и другие, довольно странные, на зрительский взгляд, детали, например, странно, что маленький Тока, выросший впроголодь в берестяном чуме, — такой полненький и капризный, как байский сынок. Также странно, отчего это медсестра, пусть даже и московской больницы, затевает политический спор не с кем-нибудь, а с руководителем республики, пусть даже и автономной. К тому же, выясняется, что она татарка по национальности. Очень странным показалось и то, что Тока в конце спектакля говорит о том, что достиг своей цели, обращаясь к душе матери. Получается, что он радуется только тому, что исполнил данное в детстве обещание о мести. Неужели уважаемый писатель создавал пьесу ради того, чтобы высказать такую мелкую и сомнительную мысль? Неужели он изменил своему правилу не давать конкретных ответов, а приглашать читателя к размышлению, правилу, которое видно во всех его других произведениях?

В связи со всем этим, я выражаю пожелание, чтобы сама пьеса поскорее увидела свет в печати или в интернете. Тогда у читателей, по крайней мере, у тех, кто знает тувинский язык, появилась бы возможность самим вынести своё независимое мнение, как о пьесе, так и о спектакле.

В заключение хочу поздравить весь коллектив театра с новой постановкой, которая получилась не приукрашенной юбилейной открыткой, но серьёзным полотном о той эпохе. Мне кажется, что не красочный конфетный фантик, а именно такое серьёзное произведение достойно 100-летнего юбилея единения Тувы и России. Произведение, которое не требует размышления и глубокого осмысления, стало бы унижением нашей истории, унижением памяти наших предков.  

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.


ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2022, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта