Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 27 октября 2020 г.

Геополитика Центральной Азии

Геополитика Центральной Азии Международное сотрудничество в Центральной Евразии по обеспечению региональной безопасности: противодействие новым угрозам, механизмы, векторы взаимодействия. Ч.1

К исходу первого десятилетия ХХ1 века в Центральной Евразии окончательно сформировалась новая система международных отношений. Новые государства, возникшие на базе прежних союзных республик Советского Союза, завершили свою интеграцию в мировое сообщество и заявили о себе как субъекты геополитики. Новые государства Центральной Евразии уже обозначили свою геостратегию на ближайшие десятилетия с учетом своих национальных интересов. В этих государствах произошел разрыв с советской моделью развития, но все еще продолжается процесс становления национальной государственности.
Вместе с тем в Центральной Евразии формируется новая подсистема международных отношений, где акторы - Таджикистан, Россия, Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан, Афганистан, Иран, Пакистан, Индия являются членами или наблюдателями ШОС- региональной организации, которая в перспективе призвана играть важную роль в обеспечении безопасности в азиатском регионе. Важное место в системе геополитических отношений занимает Туркменистан - нейтральная страна с богатейшими энергоресурсами, важным для мировой политики геостратегическим потенциалом. Ведущие глобальные игроки Россия, Китай, США, Евросоюз являются «стержневыми» составляющими новой системы международных отношений и именно эти государства ощутимо влияют на происходящие здесь геополитические процессы. Хотя они и определяют основные векторы международной политики, но все более заметное влияние на ход политических процессов в Центральной Евразии  оказывают региональные игроки -новые государства Центральной Евразии, Иран, Турция, Индия, Пакистан, Саудовская Аравия, Япония.

Активизировавшаяся в последнее время сотрудничество важнейших центров силы Евразии -России, Китая и Индии в двустороннем формате и в рамках ШОС, создает на евразийском континенте качественно новую геополитическую реальность. Давние соперники Индия и Пакистан стали наблюдателями в ШОС. В Европе и в Америке не могут не обращать внимание на укрепление нового геополитического клуба, в составе которого в перспективе могут оказаться четыре ядерные державы - Россия, Китай, Индия и Пакистан, а также Иран, имеющий большой политический вес в регионе. (1) На Шанхайском юбилейном саммите 2006 года впервые организация озвучила зону своих интересов и ответственности. Это свидетельствует об окрепшей роли ШОС в глобальной системе безопасности - в системе договоренностей по обеспечению стабильности.  ШОС сделала первые шаги по налаживанию сотрудничества с существующими глобальными и региональными структурами безопасности на евразийском континенте, учитывая важность создания механизма обсуждений ключевых проблем безопасности  современности в стратегической континентальной системе ЕС-ШОС, ШОС-ОБСЕ,  ШОС-ЛАГ, ШОС-АСЕАН, ШОС-СНГ, ШОС-ЕврАзЭС, ШОС-ОДКБ. При этом считая целесообразным подобный механизм для координации деятельности, для выработки общего видения, и общих подходов к определению сфер интересов и ответственности, в то же время учитывая существующие взаимодействия с вышеуказанными региональными интеграционными организациями и государствами-членами ШОС в двустороннем и многостороннем форматах. В этом контексте важным позитивным шагом является подписание в апреле 2005 г. Меморандумов о взаимопонимании между ШОС и АСЕАН , ШОС и СНГ. Но имеются проблемы при решении проблем взаимодействия ШОС-ОДКБ. Эта проблема ОДКБ, которая признается ее руководством - нечеткое разделение функций в военно-политической сфере между различными интеграционными организациями  на постсоветском пространстве, а именно, самим СНГ, ОДКБ и ШОС. Так, параллельно существуют представительство Антитеррористического центра СНГ в Бишкеке и Региональная антитеррористическая структура ШОС в Ташкенте. На повестку дня ОДКБ и ШОС ставятся одни и те же вопросы региональной безопасности в Центральной Азии. В то же время практически идентичен состав ОДКБ   и ЕврАзЭС и это ведет к сближению двух организаций. Но у этих организаций разные цели и задачи. ОДКБ призвана отражать военные угрозы в зоне своей ответственности.
Геополитическую ситуацию на современном этапе в Центральной Евразии определяют следующие факторы: растущая экономическая мощь Казахстана, начала   экспорта казахстанского  капитала в центральноевразийские государства и соответственно усиление политического веса в региональных отношениях; сложные таджикистанско-узбекистанские отношения, связанные с нерешенными геополитическими проблемами;  соперничество региональных и внерегиональных сил за энергоресурсы Туркменистана; системный  кризис в Кыргызстане; сложная социально-экономическая ситуация в Таджикистане, демографическая проблема Ферганской долины, высокие темпы внешней миграции трудоспособного населения, эскалация афганского конфликта.

В политической трансформации государств Центральной Азии и формировании их систем безопасности, помимо факторов внутреннего порядка, в значительной степени задействованы внешние факторы. Анализ действий ведущих держав в Центральной Евразии на современном этапе свидетельствует о наличии у каждой из них собственного видения путей и методов  реализации своих национальных интересов.

Российские национальные интересы в Центральной Евразии в общем плане можно свести к следующим позициям:

-обеспечение стабильности на основе партнерских отношений со всеми государствами региона;
-использование их геополитического потенциала с целью решения практических и статусных задач России как мировой и региональной державы;
-Международное признание ведущей роли России в этом регионе.


В этой связи  перед Россией возникают следующие практические задачи:

эффективно использовать существующие многосторонние механизмы; обустраивать южные границы; поддерживать и развивать военное сотрудничество; использовать энергетический и природноресурсный потенциал Центральной Евразии, продвигать на ее рынок российские энергетические компании; добиваться использования странами региона российской экспортной структуры.

«Постсоветский» проект России направлен на  трансформацию прежних союзных отношений РСФСР со среднеазиатскими республиками  на межгосударственные на международно-правовой основе, создание новой модели международных отношений в регионе, включая привязку к себе стран региона как один из возможных факторов коррекции курса США на мировой арене. Сейчас Россия проводит прагматичный и взвешенный подход, основанный на укреплении экономического сотрудничества и совместном преодолении новых угроз безопасности. Вопреки утверждению некоторых аналитиков, что Россия теряет влияние на постсоветской Центральной Азии, можно возразить, что российское влияние очевидно хотя бы по тому, как все государства постсоветской Центральной Азии достаточно эффективно сотрудничают в интеграционных организациях, созданных по инициативе России (СНГ, ЕврАзЭС, ОДКБ, ШОС), по обеспечению региональной безопасности. Имеющиеся проблемы двусторонних отношений не носят стратегического характера и решаются на дипломатическом уровне. Здесь налицо стремление выстроить новую модель отношений в которой бы относительно равноправно учитывались интересы взаимодействующих сторон. Но в то же время пока нет четкой  российской внешнеполитической стратегии в Центральной Евразии с учетом новых геополитических реалий.
Другой влиятельный актор на центральноевразийской арене - Китай, который проявляет присущим его политике осторожный  прагматичный стратегический подход, с учетом того, что основные его внешнеполитические проблемы  находятся в Восточной Азии. Кроме того, пока КНР явно не проявляет  своих  стратегических интересов в Центральной Евразии. Тем не менее, интересы Китая в регионе четко обозначены:
-борьба с терроризмом, сепаратизмом и экстремизмом;
-обеспечение безопасности в пограничных районах;
-поддержание стабильности в регионе;
-содействие экономическому развитию;
-обеспечение дружественных отношений стран региона к Китаю;
-недопущение монопольного контроля над Центральной Азией государств, враждебных к  Китаю;
-недопущение создания в регионе военных союзов, направленных против Китая;
-обеспечение открытости для Китая энергетических ресурсов региона
.

Китай в настоящее время более активно, чем в 90-е годы прошлого столетия, вовлекается в политическое и экономическое сотрудничество с государствами Центральной Евразии в двустороннем формате, в рамках ШОС и всегда с учетом интересов своего стратегического партнера - России. Для Китая сотрудничество с Россией в ЦентрЕврАзе важно и в плане сдерживания политики США в регионе. Если в конце  ХХ века Центральная Евразия для Китая была важна в  контекте обеспечения безопасности в Синьцзяне и интересы здесь были периферийными, то  ХХ1 веке китайские интересы в центральноевразиатском регионе трансформируются в жизненно важные  для реализации своих энергетических и ресурсных интересов. В стратегических интересах Китая стоит задача  экономически закрепить за собой  новые центральноевразийские государства по крайней  мере до середины ХХ1 века.

Один из ведущих  внешних акторов в Центральной Евразии - США. Новым элементом в современной американской стратегии в отношении Центральной Азии является проект создания централизованной и замкнутой на США надрегиональной структуры безопасности в географически переформатированной и «расширенной» Центральной Азии (Большой Центральной Азии). С подачи американского политолога Фредерика Старра возникла категория Большая Центральная Азия - пространство новых независимых государств, Афганистан, Пакистан, где должна быть создана организация Партнерства по сотрудничеству и развитию Большой Центральной Азии (ПБЦА). По мнению США Партнерство должно по идее  привлечь в дальнейшем Индию, Турцию, то есть сама эта  интеграция  выходить далеко за географические рамки Центральной Азии. Видимо, США пытаются создать экономическую и политическую альтернативу таким структурам, как ШОС и ЕврАзЭС. Основных соперников США - Россию и Китай - планируется отсечь от региональных процессов в силу того, что они не отвечают критериям демократических государств. Но геоконцепция Большая Центральная Азия нужна США для того, чтобы управлять всеми экономическими и политическими процессами в регионе без помех со стороны  России и Китая. Новая геополитическая структура ЦА может служить   закреплению доминирующей роли США на региональном и мировом уровнях.

Большинством аналитического сообщества Центральной Азии  геоконцепция БЦА была воспринята, как американский подход к реализации собственных национальных интересов без учета объективно существующего факта, что государства региона в начале ХХI века являются не объектами геополитики, а субъектами, которые нуждаются в серьезной модернизации и им нужна реализация в странах региона конкретных проектов модернизации. На наш взгляд, вышеуказанные   экономические и политические задачи уже пытаются решать в рамках ШОС  государства-члены и наблюдатели. Проект Большой Центральной Азии, продиктованный реализацией   геополитических интересов  США пока не находит поддержки у государств Центральной Азии, которые достаточно эффективно интегрированы в ШОС и ЕврАзЭС.

Стратегические приоритеты Евросоюза в отношении ЦА можно охарактеризовать как «осторожная сдержанность», что связано во многом тем, что Евросоюз больше занят сейчас  проблемами  и переменами в  самой Европе. В целом геополитический интерес ЕС к региону Центральной Азии не так силен, как у США, но уровень заинтересованности и участия европейцев в делах региона в последние годы повышается.

В середине 2007 года было принято новое концептуальное видение политики Евросоюза в Центральной Азии в виде Стратегии Нового Партнерства на 2007-2013 гг. Новая стратегия партнерства является комплексным предложением, которая во многом отвечает интересам государств Центральной Азии. Содействие поддержке безопасности является одной из основных задач ЕС в регионе. Проблема безопасности требует тесного сотрудничества ЕС с  Таджикистаном, принимая во внимание его  непосредственную близость к нестабильным Афганистану, Пакистану и проблемному Ирану.  С момента принятия новой концепции действия ЕС в центральноазиатском регионе наметились определенные позитивные изменения в отношениях государств Центральной Евразии и Евросоюза как в многостороннем, так в двухстороннем форматах. Например, Евросоюз и Таджикистан реализуют проекты по поддержанию развитию современной системы управления границами, по обеспечению экологической безопасности, по финансированию инфраструктурных проектов, связанных с водными ресурсами, по развитию культуры и т.д.  Основное внимание в двухстороннем взаимодействии по проблемам поддержания региональной стабильности уделялись не только военно-политическим аспектам, но и решению экономической, социальной, экологической безопасности.  Важной составляющей взаимодействия Таджикистана и Евросоюза является противодействие  существующим угрозам, включающим терроризм, организованная преступность, неконтролируемая миграция, торговля наркотиками и распространение оружия массового поражения и т.д.
На политическом уровне в сфере безопасности, важность отношений ЕС с регионом определяется фактом, что все новые государства Центральной Азии являются членами  ОБСЕ. Поэтому наибольший интерес на региональном уровне вызывает «интеграционный» проект Европейского Союза, в основе которого лежит стремление создать единое интегрированное пространство на территории Центральной Азии. Для этого предпринимаются  конкретные усилия со стороны Евросоюза в виде региональных проектов, направленных на соединение усилий государств ЦА в обеспечении их безопасности. Роль Евросоюза в политических процессах в Центральной Евразии все более усиливается в свете реализации новой европейской стратегии партнерства.Для интенсификации сотрудничества со странами Центральной Азии ЕС использует потенциал соглашений о партнерстве и сотрудничестве, программ европейской комиссии и государств-членов ЕС, механизмов сотрудничества, таких как политический диалог, используя различные интрументы Общей внешней политики и политики безопасности.

В геополитических реалиях Центральной Азии здесь то и дело актуализируются проекты интеграции тюркского, иранского, исламского миров. В целом государства Центральной Азии еще не готовы к центральноазиатской интеграции в силу того, что национальные государства все еще находятся на этапе становления, политические элиты этих государств не готовы к полноценной интеграции, кроме того,  из-за не решенных этнополитических проблем  сохраняются межгосударственные  противоречия.  Кроме того, интерес крупнейших держав к региональным ресурсам вызывает усиление соперничества, что отчетливо отражается на предлагаемых моделях интеграции. В то же время присутствие внерегиональных акторов  в Центральной Азии, сотрудничество новых государств в рамках международных организаций способствует снижению напряженности  в межгосударственных отношениях и сохранению баланса сил в регионе.
 За каждыми предлагаемыми выше моделями интеграции стоят определенные геополитические силы и попытка реализации  стратегических схем  построения  систем международных отношений на ХХ1 век.  Если в 90-х годах прошлого века модели интеграции охватывали государства  в основном только постсоветского пространства региона, то теперь ощутимо все большее стремление к укреплению геополитической целостности Центральной Азии и пример тому - ШОС, которая включает в качестве членов и наблюдателей все государства региона. Именно платформа Шанхайской организации сотрудничества позволяет ее членам и наблюдателям сблизить позиции по многим международным проблемам и смягчить имеющиеся противоречия между ее членами и наблюдателями.  И эта модель интеграции Центральной Азии наиболее перспективная, хотя у ШОС имеются множество проблем, но среди которых наиболее важными являются, прежде всего, - не отработанность механизмов реализации принятых проектов, а главное - не выработанность критериев приема новых членов, отсутствие среднесрочной и дальнесрочных перспектив развития организации. Но именно  фактор ШОС в перспективе  будет легитимно влиять на геополитические  процессы  в Азии. Именно  азиатскиеий вектор, видимо, будет  зоной  ответственности по обеспечению  и поддержанию стабильности. В то же время евразийская интеграция постсоветского пространства наиболее перспективна для реального укрепления национальной безопасности новых государств  в силу уже сложившихся связей в прошлом веке. Укрепление и усиление деятельности ЕврАзЭС отвечает национальным интересам новых государств.

Между тем, в настоящее время Центральная Евразия оказалась под серьезным воздействием геополитических факторов, способных воспрепятствовать реализации национальных интересов государств региона. Актуальные проблемы, связанные с вопросами водопользования и проблемами трансграничных рек, энергообеспечением стран, транспортно-коммуникационной системой, использованием транзитного потенциала государств, урегулирования пограничных вопросов в отношениях между  соседними государствами, разность уровней экономического развития и экономических отношений государств региона, таможенные барьеры, визовый и погранично-пропускной режим, неразвитость транспортной инфраструктуры, слабость хозяйственных связей в отдельных странах, крайняя бедность населения, коррупция, местничество, все большее ухудшение развития сельского хозяйства и промышленности, все более увеличивающийся отток трудоспособного населения из стран, экологические и другие факторы угрожают региональной стабильности . При формировании  новой модели международных отношений  в Центральной Евразии актуализировались «нетрадиционные» угрозы безопасности. Такие трансграничные явления, как международный терроризм, религиозный экстремизм, сепаратизм,  межэтнические и внутриэтнические конфликты, подпольный наркобизнес, незаконное перемещение оружия, деградация окружающей среды, мигранты одинаково угрожают безопасности и стабильности всех государств региона.

Вызовы- явления, оказывающие воздействие на геополитическую ситуацию в Центральной Евразии,  и обладающие дестабилизирующим потенциалом, в конце первого десятилетия XXI века можно разделить на четыре группы:

-вызовы, связанные с проблемой экстремизма, терроризма, сепаратизма, незаконным оборотом наркотиков;
-вызовы, связанные с международными, межгосударственными и региональными противоречиями;
-вызовы,  которые  определяются геополитическим  положением региона,     его природными ресурсами, этнотерриториальными проблемами
-вызовы, связанные с низким уровнем жизни и развитием технологии в регионе, миграционной, демографической и экологическими проблемами.
(2)

    В контексте этой классификации вызовов региональной безопасности наибольшую тревогу вызывают сохраняющиеся на протяжении десятилетий, но все более усиливающиеся следующие конфликтные процессы:

- милитаризация и повышенный конфликтный потенциал Афганистана. Несмотря на то, что международная коалиция и НАТО вносят определенный  вклад в военное сдерживание «Талибана» и развитие Афганистана, но они не смогли  сейчас кардинально изменить сложную ситуацию в стране. Афганистан давно превратился в центр международного терроризма, религиозного экстремизма, организованной преступности, наркобизнеса, контрабанды оружия, нелегальной миграции. Обострение этнополитических проблем придает новый импульс афганскому конфликту. По существу, в Афганистане происходит конфликт множества этнических элитных групп, усложненный этноконфессиональным фактором, особенно осложненный внешним вмешательством. По сути в Афганистане идет гражданская война, в которой на стороне правительства действуют иностранные войска из 41 страны.  В стране создано 28  иностранных военных баз. Милитаризация этой страны, существующие здесь этнополитические  проблемы (межэтнические, пограничные, проблема разделенных этносов) с конфликтным потенциалом, концентрирующиеся здесь деструктивные силы, стали источником угроз не только региональной, но и глобальной безопасности;

-  этнополитические проблемы в Ферганской долине, где затрагиваются интересы Таджикистана, Кыргызстана, Узбекистана в области распределения водно-энергетических ресурсов, вопросы пограничного урегулирования, влияния исламского фактора, обострение межэтнических и внутриэтнических отношений, наркотрафик, незаконная миграция, организованная преступность, коррупция, демографические проблемы находятся в тесной взаимосвязи. Вышеперечисленные проблемы в связке с преимущественной бедностью населения здесь создают крупный конфликтный узел, способный взорвать стабильность Центральной Евразии в связке с афганским фактором. Анализируя ситуацию в Ферганской долине, можно сделать вывод, что если здесь возникнет угроза суверенитету одного из государств, то ее следует рассматривать как опасность для мира во всем центральноевразийском регионе. Пока же «треугольник» Таджикистан-Узбекистан-Кыргызстан сохраняет внутреннюю конфликтность Очевидно, что целый ряд крупномасштабных и локальных перманентных конфликтных ситуаций являются здесь стратегическими, они могут обрести определяющий характер как самостоятельные факторы развития региона в обозримом будущем.

- Соперничество ведущих держав, имеющих  геополитические и геоэкономические интересы в регионе. Именно борьба за энергоресурсы, контроль над коммуникациями региона могут создать предпосылки для превращения Центральной Евразии в один из кризисных уголков мировой политики в ближайшие годы и сделать актуальными военные угрозы  национальной  безопасности новых государств, наряду с существующими нетрадиционными угрозами.


1. Майтдинова Г.М.Модели интеграции государств Центральной Азии: за и против //Мат-лы междунар. конф. «Проекты сотрудничества и интеграции для Центральной Азии: сравнительный анализ, возможности и перспективы.-Бишкек, 2007, с. 123.
2. Насретдинов С.А.Угрозы, вызовы и риски в регионе Среднего Востока после 22 декабря 1991 г. и 11 сентября 2001 г.//Мат-лы междунар.конф.»Средний Восток в системе геополитических координат:прошлое,настоящее,будущее.-Душанбе,2005,с.6;  Майтдинова Г.М. Основные угрозы и вызовы в геополитическом пространстве Центральной Азии и проблема обеспечения безопасностиУ/Проблема безопасности в геополитическом комплексе Центральной Азии. Душанбе, 2004, с.32-33.

Майтдинова Г.М. - Директор  Центра Геополитических Исследований Российско-Таджикского Славянского Университета, профессор кафедры международных отношений, доктор исторических наук.

Вторую часть статьи см. на сайте Геополитика.Ру

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2020, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта