Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 19 сентября 2017 г.

Считалки в детском фольклоре калмыков

Считалки в детском фольклоре калмыковАннотация: В статье анализируются особенности функционирования детского фольклора калмыков, в частности жанра считалок, с помощью которого дети овладевали счетом.

Ключевые слова: детский фольклор, калмыки, считалки

Counting rhymes in Kalmyk child folklore

Basangova T.G. 

 Abstract: Article analyzes the properties of Kamlyk child folklore system, particularly, the counting rhymes, which helped children learn counting.

Keywords: child folklore, Kalmyks, counting rhymes.

Детский фольклор все еще относится к малоисследованным жанрам калмыцкого фольклора. Под детским фольклором подразумевается фольклор, который предназначен для детей. Многие жанры детского фольклора калмыков были восстановлены автором в результате работы с информантами во время полевых экспедиций. Эти жанры представлены заклинаниями, детскими стихами, колыбельными, считалками, скороговорками и сказками с этиологической концовкой. Из многообразия жанров детского фольклора калмыков особо выделяются «тоолдгуд» —считалки, с помощью которых учили маленьких детей счету.

Считалки способствуют развитию эстетических и этических качеств детей. Они полнее других жанров отражают процесс становления ребенка. Считалка — рифмованный стишок, состоящий по большей части из придуманных слов и созвучий с подчеркнуто строгим соблюдением ритма. С помощью считалок дети устанавливают очередность при игре. Как известно, издревле калмыки придавали  счету,  пересчитыванию, никогда не называя точного числа  предметов, например, число 5  заменялось на фразу дорвнэс улу (‘больше чем четыре’). В основе этих представлений лежит вера в сглаз (Борджанова, 1999: 35). Существует предание, по которому количество голов скота не должно превышать десять тысяч. Если скота будет больше этой цифры, то появляется жеребенок с золотыми копытами. Этот жеребенок, по поверьям, уводит весь табун коней в безлюдную степь (Душан, 1976: 25).

Первые данные о числах дети-калмыки черпают из калмыцких сказок. В них использовалось число три: три испытания, которым подвергся герой, три года герою, три поколения героев охватывает богатырское сказание, рассказ о трех чудесах. Также популярно в фольклоре число девять (9), используемое как показатель полноты, например, девять саженей роста. Также в фольклоре калмыков используются и другие цифровые характеристики: семь лет наставницам-сестрам, в возрасте семи лет богатырь отправляется из дома. Герой сказок наделен возрастной характеристикой. Иногда возраст богатыря исчисляется десятками и тысячами лет. «Сказка про восьми тысячелетнего старика Намджила Красного», «Сказка о семерых лысых», «Сказка о семерых братьях», «Семилетний судья». В названии многих сказок присутствует число семь. Усваивая сюжеты сказок с числом семь, ребенок уже имеет представление об этом числе (Басангова, 2002: 6).

Перед тем как рассказать сказку, туульчи-сказитель называл наименование сказки, которую он решил воспроизвести на этом сеансе. Сказитель говорил: «Сегодня я расскажу сказку о семерых братьях и их приключениях». Эти слова были непременным атрибутом сеанса сказывания, они эмоционально готовили слушателей к усвоению сюжета сказки. Из текста калмыцких сказок становится известным о числах, связанных с буддийской символикой — 99, 108, 1008 и др.

Впервые детские считалки калмыков были записаны  проф. В. Л. Котвичем (Котвич, 1972: 56–60). Ученый определяет их как «числовые загадки». Несколько текстов считалок были записаны среди донских калмыков И. И. Поповым (Ростовский обл. архив, фонд  № 55). Впервые считалки были опубликованы в сборнике детского фольклора калмыков «Сказки бабушки Саглар» на калмыцком языке (Сказки…, 1989). Жанровая  характеристика считалок и их образцы даны в монографии Т. Г. Басанговой (Басангова, 2009). Автор в приложении к монографии опубликовала тексты считалок, которые подразделены на несколько видов: считалки, обучающие счету или «числовые загадки», считалки, применяемые при игровых жеребьевках (игра в прятки, в догонялки). 

По своей форме считалки — это рифмованные двустишия и трехстишия, способствующие их запоминанию. Они учили  маленьких детей счету, повторяя число один троекратно. «Негн, негн, негн» — «один, один, один»; или шел счет по три «негн, хойр, єурвн» — раз, два, три (Котвич, 1972). Троекратное повторение  цифр способствовало быстрому запоминанию.

Хойр, хойр, хойр

Ховчин нўдн сольр.

Два, два, два

Глаза у сплетника косые

hурвн, hурвн, hурвн,

hуйрин хортн - зурмн.

Три, три, три

Враг урожая – суслик.

Кроме того, в считалке  должен быть разъяснен смысл каждой цифры от одной до десяти в рифмованной форме, в основе которой лежит аллитерация. В отгадках чисел получил отражение кочевой мир степняка.

Например: Негн – Некян идян, Хойр – Хооня хорhсн, hурвн -  hулмт, Дорвн – Дош, Тавн – Таг, Зурhан Зуух,  Долан –Довдна,  Няямн – Няр, Йисн –Йиртмж, Арвн – Аату (Один – Буза для выделки овчины, два – овечий помет, три – очаг, четыре – наковальня, пять – полка, шесть – яма для котла, семь – пригорок, восемь – гулянка, девять – вселенная, десять -  баранья лодыжка).

Кроме того, у калмыков существовали числовые загадки — трехстишия и четверостишия, которые определились в самостоятельный жанр. В сеансе разгадывания участвовало два человека, один спрашивал, другой отвечал. Загадка-триада состоит из двух частей. Первая часть — это загадка в собственном смысле слова, представляющая собой вопрос, вторая же часть — это отгадка триединой загадки, она более сложна по композиции и по своей содержательности, требовала от отгадывающих определенной фантазии и наблю­дательности (Калмыцкие трехстишия, 1987).

Осж йовхла — шўдн цаєан,

Кґгшряд ирхля — ўсн цаєан,

Ўкхля — ясн цаєан.

 

Три белых:

Растешь — белеют зубы,

Постареешь — белеют волосы,

Умрешь — белеют кости.

Загадки-триады знакомили калмыков с символикой цвета, числа, с природными явлениями, которые были сгруппированы в этом жанре в цифре три.

У калмыков наряду с другими играми была распространена игра в прятки, которая имела два варианта (Омакаева, 2010: 365). И в том, и в другом случае игроки выбирали водящего путем произнесения считалки, который искал других игроков.

Известен образец считалки, составленный из наименования птицы или животного. В конце пересчета произносилось междометие «гекс», которое указывало на водящего или на выбывание. Оставшийся игрок становился водящим.

Кен   хііхмб:

Кермн, Ялмн,

Ноhала, Девяля,

Начн, Зорхн

Кекяля, hокала.

Гекс!

 

Кто ищет: 

Белка или тушканчик,

зайчик, родившийся летом,

зайчик, родившийся осенью,

сокол или барсук,

кукушечка или гагара.

Также записаны исследователями считалки, в основе которых лежат слова с непонятной этимологией, но произнесение которых отличается  особой эмоциональностью и подъемом, быстротой  чего требовала игровая ситуация, отличающаяся динамичностью действий: Апчин, Тобчин, Кермн, Зелмн, Харда, Барда, Чикн, Булнг, Чикчя, Таш!

В тексте считалки для игроков понятны только несколько слов, значение которых объяснимо. Это: кермн (белочка), зелмн (божественный напиток), чикн (уши), булнг (среднее ухо), чикчя (мизинец). Остальные слова относятся к словам с непонятной этимологией, в основе которой лежит игра слов. Заканчивается считалка междометием «таш», обозначающее «шум», «грохот» (Манжикова, 1983: 12).

Калмыки с самого раннего детства обучали счету, который, согласно полевым исследованиям, проходил в несколько этапов. Сначала в стихотворной форме обучали названиям пяти пальцев на руке:

Большой палец — эркя,

Указательный палец — хумха,

Средний палец — дунд хурєн,

Безымянный — нерн уга,

Мизинец — чигчя (чигчхі) (запись И. И. Попова. Ростовский облархив, фонд № 55).

По представлениям калмыков, пальцы руки могли разговаривать друг с другом. Один из этих разговоров отражен в игре и выглядит следующим образом. Пальцы должны быть сжаты в кулак, затем каждый из пальцев «говорит» свои слова, разжимая кулак. Темой этой игры является воровство скота:

Большой палец  — Хулха кея (Совершим воровство),

Указательный — Мал авч ирхм (Пойдем скот воровать),

Средний — Хааhас авч ирхм (Когда начнем),

Безымянный — Эзн рхла (Когда хозяин выйдет),

Мизинец — Андhар тявя hария (Только перед выходом произнесем клятву) (там же).

Другая игра также была связана с пальцами, но в данном случае — с большим. Вместе со знанием счета, которому обучали с помощью диалога, спрашивающий массировал каждый палец и говорил: «Большой палец, что ты делал?» — «С указательным пас овец». «Со средним что ты делал?» — «Со средним песни пел». «С безымянным что ты делал?» — «С безымянным пировал» (Омакаева, 2010: 369). 

Детская игра на пальцах записана от двух информантов Б. Тутраевой  (82 года) и дополнена информантом Ш. В. Боктаевым (78 лет).           Десять  пальцев руки складывались особым образом: из трех пальцев  образовывали конусообразную юрту — джолум; два пальца изображали войлок, на котором возлежали муж и жена, эту юрту охраняла собака — эту роль исполнял большой палец правой руки. Текст данной пальцевой игры воспроизводился в форме вопроса и ответа. Вопрос звучал таким образом «Что это?» — «Эти два пальца — ширдык (войлочная подстилка), эти два пальца — муж и жена, лежащие на ней, это — собака, охраняющая дом». Так, в игре на пальцах прорисовывалась картина кочевой жизни калмыков (Полевые материалы автора, запись 2008 г.).

У монголов  подобные игры носят название игр мастерства рук, например «Поймай указательный палец» (Хомхой хуруу барих), «Найди средний палец» (Дунд хуруу олох), «Построить гору Сумэру» (Сумбэр уул босгох). Дети постарше самостоятельно играют в подвижные игры (хөдөлгөөнт тоглоом), такие как «Волк — охотник за тарбаганами (Чоно тарвагацах), «Белый верблюд» (Цагаан тэмээ), «Два знакомых» (Хоѐр танил) (Кульганек, 2009: 15). К сожалению, в калмыцкой фольклорной традиции подобные игры мало сохранились.

Таким образом, маленький калмык через восприятие фольклорного текста, через пальцевые игры учился простым и сложным действиям с числами.

 

Список литературы:

Басангова, Т. Г. (2002) Сказочная традиция  калмыков // Сандаловый ларец. Калмыцкие народные сказки. Элиста.

Басангова, Т. Г. (2009) Детский фольклор калмыков. Элиста.

Борджанова, Т. Г. (1999) Магическая поэзия калмыков. Элиста.

Душан, У. (1976) Обычаи и обряды дореволюционной Калмыкии // Этнографический сборник. Элиста. Вып. 1.

Калмыцкие трехстишия (Орчлњгин hурвнтс) (1987) / сост., вступ. ст. Басанговой Т. Г., пер. на русс. яз. Гребневой И. И.  Элиста. — на калм. и русском языках.

Котвич, В.Л. (1972) Калмыцкие загадки и пословицы. Элиста.

Кульганек, И. В. (2009) Малые  жанры  монгольского  поэтического фольклора : автореф. дисс. … д. ф. н. СПб.

Манжикова, Б. Б. (1983) Изобразительные слова калмыцкого языка. Элиста.

Омакаева, Э. У. (2010) Народные игры // Калмыки. Серия «Народы и культуры». М. С. 365.

Сказки бабушки Саглар (1989) / сост.и предисл. Т. Г. Борджановой. Элиста. — на калм. яз.

 

Скачать файл статьи  9-Basangova.pdf [302,61 Kb] (cкачиваний: 17)

К Содержанию номера

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2017, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта