Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 7 декабря 2019 г.

Хакасский самородок

Хакасский самородокСудя по всему, Николай Федорович Катанов был действительно исключительной личностью. Его до сих пор вспоминают и хакасы, и башкиры, и татары. Для одних он стал первым в истории хакасским ученым, для других – составил «Азбуку башкирского языка», что же касается третьих, то основная его педагогическая деятельность прошла в Казанском университете. Там же, в Казани, он на протяжении многих лет участвовал в деятельности Общества трезвости.

Николай Федорович Катанов (детское имя – Пора) родился6 мая 1862 г. в степной местности Изюм (Узюм) в 17 км на северо-восток от села Аскиз улуса Турахов (ныне – Аскизский район Республики Хакасия) на левом берегу Абакана. Родители его принадлежали к двум основным племенным подразделениям хакасов: отец – сагаец, мать – качинка. Федор Семенович Катанов (по-хакасски Хызыл Катанов), был улусным писарем. О матери сведений не сохранилось.

Гимназист

В1869–1876 гг. Катанов учился в Аскизском училище, где преподавал его дядя по отцу. По окончании училища Пора попадает в красноярскую губернскую гимназию. Причем не без помощи Ивана Кузнецова-Красноярского, сына известного русского золотопромышленника Петра Кузнецова – того самого, который не пожалел в своё время денег на обучение великого художника Василия Сурикова.

Примечательно, что рвение юного хакаса к учебе было столь велико, что гимназию он закончил с золотой медалью! Сохранилось множество документов о необыкновенных успехах этого неординарного гимназиста. В частности, в аттестате зрелости отмечено: «Поведение его вообще было отличным, исправность в посещении и приготовлении уроков, а также в исполнении письменных работ была образцовой, прилежание было примерным, а любознательность – одинаково отличная ко всем предметам гимназического курса».

Именно в гимназии Катанов выполнил и свою первую научную работу «Описание шаманского бубна и костюма сагайского племени». Сразу после окончания гимназии начались для него годы напряженной учебы на факультете восточных языковИмператорского Санкт-Петербургского университета.

Студент

Будучи студентом, Катанов обрабатывает и издает свои записки о сагайском наречии, сделанные еще в гимназические годы. Одновременно он знакомится с питерскими востоковедами, среди которых и Николай Ядринцев – публицист, общественный деятель, первооткрыватель древнетюркских памятников на реке Орхон, столицы Чингисхана Каракорума и Орду-Балыка – столицы Уйгурского каганата в Монголии.

В 1888 г. Николай Федорович оканчивает университет со степенью кандидата. И сразу жеАкадемия наук и Русское географическое общество направляют его в четырехлетнее путешествие: Восточная и Западная Сибирь, Северная Монголия, Джунгария, Китайский Туркестан – изучать быт и языки тюркских племен. Все время командировки Николай Федорович числился профессором стипендиатом факультета восточных языков.

По возвращении из экспедиции Катанов становится магистром турецко-татарской словесности и получает назначение в Казанский университет: экстраординарным профессором по кафедре турецко-татарских наречий. Втайне он мечтает восстановить былую славу этого учебного заведения как одного из центров востоковедения. Постепенно мечта воплощается в жизнь.

Профессор

Почти сразу же после приезда в Казань Катанов становится действительным членом Общества археологии, истории и этнографии Казанского университета (ОАИЭК), коим являлся до конца своих дней. С 1896-го по 1898-й Николай Федорович – секретарь этого общества. В это же время он становится редактором «Известий общества». А с 1898-го по 1914-й возглавляет ОАИЭК.

Благодаря десяткам публикаций в «Известиях общества» и многочисленным лекциям имя Катанова получает известность за рубежом. Ему пишут, ему посылают бандероли...

Однажды, придя за очередной бандеролью, Николай Федорович услышал от почтового чиновника, увидевшего «инородца»: «Должно быть, ты и расписаться-то не умеешь. Попроси кого-нибудь расписаться за тебя. Да пусть укажут, кто ты есть такой». В ответ он попросил лист бумаги и своим каллиграфическим почерком начал выписывать все должности и звания, присвоенные ему:

«Николай Федорович Катанов, член-корреспондент финно-угорского общества в Гельсингфорсе, Этнографического общества в Будапеште, Русского комитета по изучению Средней и Восточной Азии в Петербурге, действительный член Общества археологии, истории и этнографии и Общества любителей русской словесности в память Пушкину в Казани, Казанской переводческой комиссии миссионерского общества и Международного общества наук и литератур в Левене...».

Чувство юмора не покидало ученого в любой ситуации. Ведь на самом деле Николай Федорович Катанов мог объясняться на сотне языков, диалектов и говоров. Он владеллатыньюдревне- и новогреческим, арабским, турецким, фарси... Знал французский, немецкий, английский, сагайский и качинский диалекты и их говоры, диалекты и говорыалтайского языка, шорский, татарский (казанский), казахскийбашкирский, чувашскийи др.

Просветитель

На стыке XIX и XX веков Катанов создает «Азбуку башкирского языка». Точное время ее создания неизвестно. Однако известно, что перевод на башкирский Евангелия, изданный в 1902 г. в Казани, использовал алфавит, предложенный Катановым. Этот алфавит базировался на русской графике. Доводы в пользу именно этого выбора, думается, были созвучны аргументам Ибрая Алтынсарина, создателя казахскогоалфавита, о котором недавно писал «НА» (см. №128–129 от 10 ноября с.г.):

Хакасский самородок«Книг общеобразовательного содержания почти не имеется ни на одном из азиатских языков, мы вынуждены искать подобные руководства на ближайшем русском языке. Вследствие чего мы сочли за более удобное напечатать настоящую хрестоматию русскими буквами, чтобы она прямо соответствовала своей цели, т.е. служила непосредственным путеводителем к более ученым и общеполезным книгам, не противореча последним ни своим содержанием, ни алфавитом».

В 1903 г. Катанов защищает докторскую диссертацию «Опыт исследования урянхайского языка» – труд, который вошел в золотой фонд мировой тюркологии. В нем Николай Федорович не только открыл миру урянхайский (тувинский) диалект тюркского языка, он представил целую антологию тюркских языков.

Мы уже упоминали, что Катанова почитают и хакасы, и татары, и башкиры. Благодаря «Опыту исследования урянхайского языка» чтут его и в Туве. Жаль только, что в наши дни память о нем носит «локальный характер». На «федеральном уровне» о Николае Федоровиче большинство, скорее всего, узнает из этой публикации. Между тем и Катанов, и Яковлев, и Алтынсарин, о которых в последние месяцы писал «НА» немало сделали для создания единого культурного пространства государства Российского.

В декабре 1907 г. Катанов по совокупности публикаций получил вторую докторскую степень (доктор сравнительного языкознания). Это было «лебединой песней» Николая Федоровича. Вноябре 1911 г. он в силу ряда сложных обстоятельств переходит на преподавательскую работу в Казанскую духовную академию, в которой остается до революции. После октябрьских событий 1917-го он возвращается в Казанский университет, в котором и преподает вплоть до кончины. Скончался Николай Катанов от тяжелой болезни 9 марта 1922 года.

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2019, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта