Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 23 февраля 2020 г.
21 марта 2013 Тува. Наука

Регионовед — это пять в одном

Регионовед — это пять в одномПроцесс глобализации стремительно превращает планету в тесную коммунальную квартиру. Сегодня жить в ней, не зная, что происходит у соседей, значит, пренебречь собственными интересами. Поэтому когда в позапрошлом году ТувГУ на базе кафедры всеобщей истории и археологии открыл бакалавриат с непривычным для провинциального вуза названием «Зарубежное регионоведение», с набором студентов особых проблем не было.

Но, как оказалось, абитуриенты потянулись сюда, польстившись на многозначительное название, а вот что за ним скрывается, знали еди­ницы. Впрочем, до сих пор многие наши читатели имеют смутное представление об этой специальности. Те же, кто с термином этим знаком, как показывает почта, не скрывают скепсиса: вряд ли для выпускников-регионоведов найдется в Туве дело по специальности. А вот доцент кафедры, кандидат исторических наук Елена Айыжы этих настроений не разделяет.

– Елена Валерьевна, честно говоря, и я слабо верю в то, что выпускники вашей кафедры будут востребованы в Туве. Кто-то прежде, чем объявлять набор, просчитывал перспективы их трудоустройства?

– Давайте начнем с того, что в наше время, когда угроза ликвидации повисла над многими вузами, чья история насчитывает десятки лет, начать обучение новой специальности без железной аргументации ее права на жизнь никто не позволит. Мы такие аргументы нашли, и им уже есть весомое подтверждение. В прошлом году ТувГУ заключены договоры о сотрудничестве по целевой подготовке специалистов-регионоведов за счет средств федерального бюджета с министерством по делам молодежи и спорта, департаментом по туризму министерства экономики, службой по охране объектов культурного наследия и Тувинским институтом гуманитарных исследований. Заинтересованность в подготовке специалистов выразили агентство по внешнеэкономическим связям и Национальный музей республики. И даже частный бизнес уже наводит к нам мосты, надеясь на помощь в реализации разовых, но крупных проектов.

– Мне кажется, самое время «разжевать» само название нового бакалавриата – «Зарубежное регионоведение». Разброс направлений сотрудничества с заказчиками – от министерства спорта до мин­экономики и музея – настолько широк, что у читателя наверняка возникает много вопросов. Я сильно ошибусь, если представлю ему вашу кафедру как микромодель института международных отношений?

– В принципе – не ошиблись совершенно, если не считать того, что подготовкой специалистов в сфере международных отношений занимаются у нас вузы министерства иностранных дел России, поскольку эти отношения – компетенция федерального центра. Наши задачи диапазоном и статусом скромнее. Во-первых, студенты кафедры специализируются на глубоком изучении только двух стран – Монголии и Китая. Во-вторых, и уровень контактов, которые они должны уметь обслужить, соответствующий – это сотрудничество республики с органами власти аймаков Монголии, провинций Китая, с различными бизнес-структурами этих стран, культурные и спортивные связи и т.д.

– Но ведь это-то и есть самое сложное… Согласен, статус регионоведа скромнее статуса дипломата, но задачи-то ему придется решать куда более конкретные, чем иному сотруднику посольства...

– …и ответственность за их решение тоже гораздо конкретнее. Ведь тот же МИД России готовит чаще всего рамочные договоры, соглашения между государствами, которые открывают дорогу для сотрудничества стран. А наполняет их реальным содержанием на 95 процентов внешнеэкономическая деятельность, иные контакты субъектов Федерации, юридических и физических лиц, в том числе тех же челноков. Смысл назначения регионоведа – помочь всем, кто в этом нуждается, – и прежде всего с нашей стороны, – избежать ошибок на всех стадиях сотрудничества: от подготовки контракта до его полного исполнения. А это очень непросто. Всем известно, например, что и китайцы, и монголы – сложные переговорщики и никогда не упускают ни малейшего шанса, чтобы извлечь из контракта максимальную выгоду.

– Что есть, того не отнимешь. В 90-х годах, когда государство допустило к внешнеэкономической деятельности частные структуры, девять из десяти сделок первых тувинских бизнесменов с монголами заканчивались для наших деловаров большими проблемами.

– А иначе быть не могло. Не зная броду… Вы знаете, сегодня даже наши поп-звезды, выезжая на гастроли в тот же Китай, привлекают к проработке маршрута своих гастролей, составлению программы каждого концерта и атташе по культуре посольства России в КНР, и китайских музыковедов, продюссеров. Даже они убедились, что без учета традиций, привычек, особенностей политической ситуации, межэтнических отношений, социальной обстановки, знания доходов и даже сегодняшних течений в моде провал гастролей неизбежен, а то и скандалом они могут обернуться.

А сколько крупных экономических ошибок было допущено у нас в республике из-за незнания ситуации в сельском хозяйстве Монголии? Еще в советское время в Кызыл-Мажалыке построили мощный мясокомбинат в расчете на монгольский скот, даже дорогу от Кызыл-Мажалыка до Хандагайты заасфальтировали, а соседи стали перерабатывать мясо у себя. Что сегодня осталось от комбината?

А история с овчинно-шубной фабрикой… Она ведь тоже закладывалась с размахом на монголь-ские шерсть и кожсырье. Но соседи загнули такую цену на эту продукцию, что закупать ее у них можно было только себе в убыток.

Да только ли это… Любой контакт с зарубежным партнером начинается с переговоров, приездов, отъездов, ужинов и обедов. Но специалистов, знающих тонкости официального протокола и просто этикета, у нас до сих пор как не было, так и нет. А ведь Восток – дело тонкое, начинается оно и заканчивается церемониями, отработанными веками. Незнание или нарушение их может если не испортить, то очень осложнить переговоры.

Регионовед все эти нюансы должен знать и постоянно отслеживать их трансформацию. Поэтому мы начинаем учить студентов не только языку, экономике и географии, а прежде всего – с основы основ – этнографии. Это именно тот срез знаний, который дает глубинное понимание культуры любого народа и его психологии.

– Разве учебники дадут такое понимание?

– Обижаете. Наша программа предусматривает длительные экспедиции в Китай и Монголию, стажировки в вузах этих стран. Студенты первого набора ориентированы на подготовку к работе с Монголией. И минувшим летом они уже выезжали на этнографическую практику в Ховдинский аймак, где пробыли целый месяц. В нынешнем году эту группу ждет месяц переводческой практики при Ховдинском госуниверситете.

Второй набор бакалавриата по зарубежному регионоведению, сегодняшних первокурсников, мы специализируем на Китае. И по договору, заключенному ТувГУ и Северо-Восточным педагогическим университетом КНР в рамках совместной российско-китайской образовательной программы, уже в 2014 году они отправятся в Поднебесную на полтора года.

– Солидно…

– А как вы думали? Иначе затевать это дело не было смысла. Повторяю, мы с первых занятий предупреждаем студентов: профессия, которой они решили посвятить себя, очень ответственна. От профессионализма регионоведа зависит очень много: от результатов бизнес-проектов до отношений между странами.

– Но на практике ведь далеко не все выпускники даже престижных вузов успешны в специальностях, которым их обучали. Тем более, что сегодня тем же Китаем интересуются многие. Изучением китайского языка сейчас занимаются тысячи выпускников российских школ. А монгольский язык знает пол-Бурятии и четверть Забайкальского края…

– Язык знать, конечно, хорошо. Но в подготовке регионоведа это знание – лишь одно из условий. По сути, регионовед – не только переводчик, но и экономист, и социолог, и географ, и культуролог, пять в одном. Таких специалистов пока не хватает. И с развитием экономического, научного, культурного сотрудничества с Монголией и Китаем – а оно идет бурно – спрос на них будет только возрастать.

Да, я согласна с вами в том, что далеко не для каждого нашего выпускника регионоведение станет куском хлеба на всю жизнь. Как говорится, мы предполагаем, а Бог располагает. Но знания и диплом, которые они получат, дадут возможность найти себя на государственной и муниципальной службе, в науке, бизнес-структурах, выставочной деятельности, туриндустрии… Я могла бы продолжить этот перечень, но не хочу отнимать вашего времени. Тем молодым людям, которых заинтересует регионоведение, проще обратиться к нам, на кафедру всеобщей истории и археологии истфака ТувГУ.

– И последний вопрос. Конечно, факультета международных отношений нашему университету не осилить, да и смысла в таких масштабах нет. Но в самостоятельную кафедру оформить это направление нет планов?

– Поживем – увидим.

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2020, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта