Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 19 февраля 2018 г.

Н.Ф.Катанов - собиратель тувинского фольклора

Скачать в PDFН.Ф.Катанов - собиратель тувинского фольклора Аннотация: Статья представляет собой обзор со­бранных Н.Ф.Катановым образцов тувинского фоль­кло­ра во время его экспедиции по Туве, совершенной в 1889 году. Ученый накопил фольклорные материалы, весьма различные и в сущности, и по жанрам, его архив включает в себя уникальные и редкие отчеты.

 Ключевые слова: Катанов, тувинский фольклор, жанры, записи, образцы.

N. Katanov, an accumulator of the Tuvan folklore

M. B. Kungaa

Abstract: Article deals with folklore pieces accumulated by Nikolay Katanov during his research expedition over Tuva made in 1889.  The scholar accumulated folklore materials quite various both in essence and genre comprising unique and rare records.

Keywords: Katanov, Tuva folklore, genres, records, samples.

 

В 2009 году исполняется 120 лет со времени научной экспедиции   Николая Фёдоровича Катанова в Туву. Во время своего без малого шестимесячного (с марта по август) путешествия по Туве он  собрал значительный материал по тувинскому языку, фольклору и этнографии. На их основе учёный написал положившую начало научному изучению тувинского языка докторскую диссертацию «Опыт исследования урянхайского языка с указанием главнейших родственных отношений его к другим языкам тюркского корня», работу «Очерки Урянхайской земли», которую он подготовил сразу же после экспедиции, но которая так и осталась в рукописи вплоть до наших дней. Также собранные им фольклорные материалы вошли в IХ часть знаменитых радловских «Образцов народной литературы тюркских племен», которая по существу является первой крупной по объёму публикацией тувинского фольклора. В данном издании, согласно нумерации, содержатся 1410 «урянхайских текстов», включая  речевые образцы и этнографические заметки. Из них абсолютное большинство (более 1200 текстов) является фольклорными произведениями.

Фольклористическое наследие, оставленное  Н. Ф. Катановым, - тема, мало исследованная в тувинской науке, хотя его имя, как собирателя тувинского фольклора, практически всегда указывается в соответствующих изданиях. По этой теме известна лишь  статья  Д. С. Куу­лара «Н. Ф. Катанов и тувинский фольклор», которую можно оценить как первый в тувинской фольклористике опыт изучения фольклора в диахронии. В её первой части автор на примере отдельных статей, отчетов и писем раскрывает взгляды Н. Ф. Катанова относительно сущности фольклора, характер его фольклористических изысканий. Основная же часть статьи  посвящена вопросу продолжительности бытования тувинских народных лирических песен. Д. С. Куулар проводит сопоставительный анализ записанных Н. Катановым лирических песен с произведениями, сложенными в более поздние времена, в частности, в годы освободительной борьбы, Тувинской Народной Республики (1921-1944). Сопоставив тексты из катановских записей, Д. С. Куулар приходит к выводу, что народ всегда относится к своему творчеству очень бережно, сохраняя и приумножая лучшее, в то же время отслаивая и отбрасывая малозначительное, временное.

Анализируя тувинские лирические песни с точки зрения продолжительности их бытования, Д. С. Куулар лишь упоминает некоторые другие жанры, зафиксированные Н.Катановым. Это загадки и сказки. Однако, как свидетельствует «тувинский корпус» в IХ часть «Образцов...», фольклорные записи Н. Катанова в жанровом отношении  весьма разнообразны и гораздо шире, чем  представлены в вышеназванной статье. В  связи с этим в настоящей работе мы намерены воспроизвести полную жанровую классификацию фольклорных произведений, собранных Н. Ф. Катановым  в Туве.

Основное место среди фольклорных записей Н.Катанова занимают ыр - лирические песни. Они составляют около 80% всех фольклорных произведений.  Из внутрижанровых разновидностей преобладают  кожамык - припевки, но встречаются, хоть и редко, и кыска ырлар - короткие песни, и узун ырлар - протяжные песни. Последние представлены такими популярными среди тувинского народа песнями, как «Таңдым турда таңдаш-ла мен», «Тооруктуг долгай таңдым», «Тадай богда таңдым өршээ», «Танышпасты таныштырган», «Даңгырактыг талаң каггаш...», «Айдың чырык турза-даа-ла...»,  «Үндүрерде, хоюм таптыг...», «Имиртиңде сылдыс караа», «Сыра болган  мээң сыным» и другими. Однако необходимо отметить, что во многих случаях мы видим лишь отдельные куплеты этих песен.

Тематика лирических песен, собранных Н. Ф. Катановым, самая разнообразная. Достаточно много произведений о родном крае, о природе, которым присущ гимнический характер. Н. Катанов в каждом месте, куда приезжал, записывал разные песни, в которых возвышенно, восторженно поётся о высокогорной тайге с несметными богатствами, о разноцветных долинах, о величественных горах, о бескрайних степях, о могучих реках, о голубых озерах, о высоких небесах. Их  поэтический образ  в песнях чаще всего ассоциируется  с образом матери, отца, родных и близких,  любимой (любимого), коня - неразлучного спутника кочевника. Например,

Бажы харлыг бай-ла тайгам,

Богатая моя тайга

 

со снежной вершиной,

Баштак кара мээң эжим! 
Ужу харлыг бай-ла тайгам,

Шутливая моя любимая!
Изобильная моя тайга

 

со снежной вершиной,

Ойнап турар мээң эжим!

Игривая моя любимая!

 

(«Образцы...», 1386)

Агар  чаагай чуртум-тур, оой! 
Арбын чаагай чонум-тур, оой! 
Көгей  чаагай чуртум-тур, оой! 
Көвей чаагай чонум-тур, оой!

Богатая моя родина Агар, оой!
Добрый мой  многочисленный род, оой!   
Изобильная моя родина Көгей, оой!
Благородный мой  народ, оой!

 

(«Образцы...», 364)

Т. Б. Будегечи в своей работе «Художественное наследие тувинцев» отмечает, что «у тувинцев образ природы очень конкретизирован. Чаще всего он связан с реальным местом - конкретной горой, рекой, тайгой, целебным источником и т.д. И, по традиции, одушевлен. Эта  особенность поэтического мышления тувинцев чётко прослеживается и на материале песен, собранных Н. Катановым. Ус-Аксы, Чаа-Хөл, Улуг-Хем, Межегей, Буура, Чааты, Хемчик, Чадаана, Кызыл-Тайга, Ишкин, Эдегей, Алаш, Барлык, Тээли, Чер-Чарык... - это только малая  часть конкретных мест, воспеваемых информантами в их песнях. Основной, обобщающий мотив этих песен - это любовь человека к родной земле, к природе, поклонение перед её могуществом и величием,  которое по сути и есть выражение традиционного мироощущения тувинца, ощущения им своего бытия.

В записях Н. Ф. Катанова очень часто встречаются произведения, посвящённые теме любви и отношений между женщинами и мужчинами. Известный исследователь тувинской литературы М. А. Ха­даханэ в этой связи пишет: «Поражает огромное число песен о любви, об отношениях мужчин и женщин. Или сам Катанов был так молод...».

В песнях данной тематической группы любовные отношения раскрываются с самых разных сторон.  Это и симпатия, трепетное желание дотронуться  до волос, до щеки любимого человека, любование его красотой, нежностью, тоска при его отсутствии, желание  быть рядом с ним всю жизнь.

Хүлүмзүрээн карактыгны,
Хүрең кызыл шырайлыгны! 
Каттыраңнаан карактыгны,
Кара хүрең шырайлыгны!

С глазами улыбающимися
Смуглолицая моя!
С глазами смеющимися
Смуглолицая моя!

 

(«Образцы...», 598)

Иногда это разочарование, печаль разлуки, горечь обманутого чувства.

Удаан ышкаш болганым кай, 
Карам ажыыр чүзү болур?  
Уткан ышкаш болганым кай,
Хөрээм өер чүзү болур?

Вроде бы поспал(а),
Но почему глаза болят?
Вроде бы забыл(а),
Но почему щемит в душе?

 

(«Образцы...», 755)

Это и кокетство, чувственность, а порой - откровенная, безудержная  страсть. В то же время осуждение малопристойных отношений, отношений с чужеземными. Например, есть припевки, в которых высмеиваются  женщины, вступившие в любовные связи с пришлыми торговцами. Интересен тот факт, что в некоторых из них называются конкретные имена (Пичеккей, Согуяа, Түкежик и т.д.).

Таким образом, в записях Н.Катанова любовь многогранна: нежна, трепетна, очень часто - шутлива и игрива, порою - слишком фривольна. В связи с этим, на наш взгляд, необходимо признать заслугу Н. Ф. Катанова, что он, записав немало произведений эротического содержания, в какой-то мере  сохранил этот  пласт  народного творчества, который впоследствии был обойдён вниманием практически полностью.

Среди лирических песнях, записанных Н. Ф. Катановым, немало произведений, в которых ярко выражен социальный мотив. Они отражают мысли, чувства и чаяния простых тувинцев, их стремление к свободной, без поработителей жизни. Поскольку маршрут экспедиции пролегал и в тех местах, где в 1883-1885 гг. происходило известное  восстание 60-и богатырей, зафиксированы некоторые образцы  песен, связанных с образом удальцов, вступивших в конфликт с устоями феодального общества. К этой же группе песен можно отнести произведения, высмеивающие чиновников, их жестокость, бессердечие и алчность.

Тема взаимоотношений тувинцев с другими народами также занимает видное место в лирических песнях, собранных Н. Ф. Ката­новым. Их содержание также многогранно. С одной стороны, это дружелюбие и одобрение того нового, что привносится в быт и культуру тувинцев благодаря контактам с другими народами.

Оран Хемчик чуртувуска
Орус, Пырат база келди!
Калбак Хемчик чуртувуска 
Кара-төңгүр база келди!

В наш край Хемчик
Приехали русские и буряты!
В наш просторный Хемчик
Приехали и кара-төңгүры!

 

(«Образцы...», 481)

Орустар келбес болза,
Оңмас кызыл кайын келир?

Если не будут приезжать русские,
Откуда будет появляться

 

нелиняющая красная (ткань)?

Кыдаттар келбес болза, 
Кызыл пөс кайыын келир?

Если не будут приезжать китайцы,
Откуда будет появляться

 

красная ткань?

 

(«Образцы...», 413)

Но, с другой стороны, достаточно сильны были и чувства недовольства, обеспокоенности  по поводу того, что пришлые  завладевают чужой территорией, совращают тувинских девушек, обманывают людей.

Оорарган оңгар Хемчик 
Орус чурту аппарган бе?
Ортун кара уруглары
Орус кунуяа аппарган бе?

Гористый  край  (наш) Хемчик
Стал пристанищем для русских?
Молодые (наши) девушки
Стали женами  русских?

 

(«Образцы...», 497)

Орустарның хоранныында
Оңмас кызыл пөстүг болза!

Эх, назло  русским
Имел бы я свою нелиняющую

 

красную ткань!

Кыдаттарның хоранныында
Кызыл оңмас пөстүг болза!

Эх, назло  китайцам
Имел бы я  свою нелиняющую

 

красную ткань!

 

(«Образцы...», 468)

Тувинцы сложили песни и про конкретных лиц, живших в те времена. Это, в частности, И. Н. Бяков, Л. И. Бяков, В. А. Бяков, Л. Т. Горбунов, А. П. Сафьянов и другие русские купцы, которые в то время вели торговлю на территории Тувы. Песни про них были широко распространены среди местного населения, что и послужило поводом выделения их Н.Ф.Катановым в отдельные тематические группы, как «песни про купцов Бяковых» и «песни про русских вообще» [1, 902-909].

Необходимо отметить, что поэтический образ русских торговцев, как и китайских и т.д., неоднозначен и противоречив. Это можно отчётливо увидеть на примере следующих двух припевок.

Илебентий чок-ла болза, 
Изиг бажың кайыын келир?
Пачыылайы чок-ла болза,
Малгаш бажың кайыын келир?

Если б не приехал Леонтий,
Откуда могла б появиться баня?
Если б не приехал Василий,
Откуда могла б появиться изба?

 

 («Образцы...», 447)

Идегеттиң Илебентий 
Иштим хунаап алгаш барды! 
Хоорайның Пачыылайы
Кунуяам хунаап алгаш барды!

Леонтий подлец
Любовь мою отнял!
Василий из хоорайа
Жену мою отнял!

 

(«Образцы...», 578)

Н. Ф. Катановым зафиксированы лирические песни, разнообразные не только по тематике, но и по функциональной роли. Среди них есть и приуроченные или относящиеся к так называемой обрядовой поэзии. Это куда ырлары - свадебные песни, кундага ырлары - песни, исполняемые при подношении араги, мактал ырлары - величальные песни. В последних чаще всего восторженно восхваляются правители, разного ранга чиновники. Привлекают внимание и песни-дразнилки, в которых   высмеиваются  отдельные  родовые группы долаанов, ховалыгов, ондаров и т.д. Из произведений, исполняемых в пору ойтулааш - летних ночных молодежных сборищ  с играми, встречается одна песня «Он-на бештиң дүнезинде».

Как известно, лирические песни, особенно такая их разновидность, как припевки, по своей природе очень подвижный и гибкий  в отношении реакции на события повседневной жизни жанр. В них, как ни в каком другом жанре, убедительно демонстрируется талант народа к импровизации.  О том, как тувинцы умели искусно импровизировать, мы можем судить и по припевкам, сложенным про самого Н. Ф. Ка­танова.

Бичии  кара бижээчиниң 
Бижик көрген караа кайыл? 
Чараш кара бижээчиниң
Саазын көрген караа кайыл?

Миленького писаря
Читающие  текст глаза где?
Красивого писаря
Читающие бумагу глаза где?

 

(«Образцы...», 236)

Тадар оглу Мыклай тала
Таакпылажып чору-ла бе?
Пелтир оглу Мыклай тала
Белек алчып чору-ла бе?

Сын татар (наш) друг Николай
Курит трубку мира с нами.
Сын пелтиров (наш) друг Николай
Обменивается подарками с нами.

 

(«Образцы...», 1009)   

Ещё одним жанром, который зафиксирован Н. Катановым довольно обширно, является загадка. В «Образцах...» можно увидеть чуть более 130 загадок с разным содержанием. Из тематических групп преобладают загадки о природе, включая животный и растительный мир, о предметах быта и орудиях труда. Достаточно много и загадок  о человеке. Темой же некоторых загадок является хозяйственная деятельность человека и его мировоззрение, социальное сознание. Также есть несколько загадок (№№ 772, 773, 997) эротического содержания.

Большинство загадок, собранных Н. Ф. Катановым, построены на основе метафоры и аллегории. Но, тем не менее, среди них встречаются, хоть и редко, загадки, построенные на образном описании признаков предмета. Это, например, следующая загадка, где загадывается ширээ - низкий столик, на который ставили угощение перед знатным, уважаемым человеком:

Дөрбелчин боттуг, 
Дөрт буттуг.

Четырёхугольной формы,
С четырьмя ногами.

 

(«Образцы...», 1331) 

Можно отметить и следующую загадку, которая представляет собой пример особой формы загадки-диалога. В ней загаданы юрточные решётки и процесс их изготовления:

- Иштиң чүү чарды?
- Чече чарды.
- Чүү үндү? 
- Ириң үндү.
- Чүү сукту?
- Чири сукту.

- Что прокололо твой живот?
- Сверло прокололо.
- Что вышло оттуда?
- Гной вышел.
- Что впихнули туда?
- Сыромятную кожу.

 

(«Образцы...», 978) 

Н. Катановым  были записаны и некоторые образцы шаманских песнопений. Однако они представлены в основном в отрывках. Это тексты под №№ 348, 402, 549, 703, 704, 706, 707, 1151, включающие в себя от 4 до 14 строк. Наиболее полный текст шаманского песнопения записан к концу работы экспедиции у 40-летнего шамана Куулара Топтана в местечке Чер-Чарык. Данный текст в «Образцах...» обозначен под №№ 1349, 1350, 1351, 1353, 1356. В общей сложности он насчитывает около 500 строк. Если судить по тексту, очевидно, что шаман Топтан относился к разряду сильных шаманов, имеющих происхождение от шаманов-предков. В его родословной имелись такие шаманы, как Сыккы, Кытчы, Дамдын и другие, к которым он  постоянно обращается, восхваляя их. Кроме них, шаман имеет и других духов-покровителей и духов-помощников, в адрес которых также звучат восхваления.

В  тексте, записанном от шамана Куулара Топтана, не прослеживается чёткой композиционной организованности, хотя присутствует пролог - обращение шамана к духам, к шаманам-предкам, к духам-помощникам. Кратко и отрывочно сообщается о болезни, после которой Топтан стал шаманом, о «путешествии» в подземный мир, о встрече со злыми духами - аза, шулбус, албыс.

Из жанра благопожеланий в записях  Н. Ф. Катанова  встречаются два коротких отрывка. Первый их них выражает мольбу духам и богу:

Өршээзин! Азыразын, авыразын!

Помилует, пощадит пусть!

Богда сүлде азыразын!

Будда  помилует пусть!

Бай таңды  азыразын, авыразын!

(Хозяин) богатой тайги,

 

помилует, поможет пусть!

Үстүгүлер өршээзин! 
Бурган башкы авыразын!
Бо чорукта сеңээ эки кылзын!

Всевышние пощадят пусть!
Бог  помилует пусть!
Пусть тебе будет хорошо!

 

(«Образцы...», 216)

Второй текст - это заклинание, которое произносится при родах, если задерживалась плацента:

Чыланкылаштыр чылбыра, 
Пагагылаштыр палбыра. 
Күүс, күүс, күүс! 
Күүс, күүс, күүс!

Как змея, скользи,
Как лягушка, прыгай.
Күүс, күүс, күүс!    
Күүс, күүс, күүс!

 

(«Образцы...», 359) 

Н. Ф. Катановым записаны две пословицы, но они зафиксированы им почему-то под термином «ыр»:

Аатпаанның аксы кадыг,

Того, кто не качал (колыбель), не знает

 

ласковых слов,

Эмзирбээнниң эрни кадыг.

Тот, кто не кормил грудью, не знает

 

ласковых слов.

 

(«Образцы...», 350) 

Ырак-чоокта адам билир, 
Ажыг соокта авам билир. 
В далёкий путь водит отец,
В холод позаботится мать.
 

(«Образцы...», 145) 

Кроме того, среди речевых образцов наблюдаются примеры, близкие к  жанру пословиц и поговорок. Например,

Улуг-ла болза, бедик-тир,
Кижи-ле болза, чавыс-тыр.

Если большой, то высокий,
(А) человек он маленький.

 

(«Образцы...», 55)

Туба чон чанарда, амыр-дыр.

Тувинец, когда захочет домой,

 

то всё бросит.

 

(«Образцы...», 80)

Наряду с произведениями стихотворных жанров, Н. Катано­вым собраны и произведения прозаических жанров. Наиболее крупную группу из них составляют тоол - сказки. Всего их насчитывается 11, включая повторные и неполные записи некоторых сказок. Если взять внутрижанровую группировку, то больше всего присутствуют  волшебные сказки. Это произведения под №№ 150, 862, 1319, 1352.  К ним же относятся два разных варианта известной сказки «Чеди шилги аъттыг Өскүс-оол» (№№ 880, 1095. Первый из них  не имеет концовки). Бытовые сказки представлены произведениями под №№  149, 941, 1150. Сказку «Дилгижек-оол» под № 879 можно отнести к сказкам о животных. Мотивы, сюжетные линии и художественные каноны сказок, собранных Н. Катановым, часто встречаются в сказочном творчестве тувинцев. Особняком стоит сказка эротического содержания «Көдээлей кадай», связанная, по мнению З. Б. Самдан, с культом плодородия.

Героический эпос представлен в «Образцах...» всего лишь двумя записями. Во-первых, это краткий вариант популярного в тувинской среде героического сказания «Танаа-Херел» (№1128). Во-вторых, это  сказание о богатыре по имени Натсын-Көген-Конгар, приемном сыне Лоян Жангара (№ 962). Это сокращенный и упрощенный вариант известного эпоса «Джангар», вернее, одной из его сюжетных линий.  Более развёрнутый вариант под названием «Богда Чаңгар хаан» был записан Д.С. Кууларом в 1957 г. от сказителя Баян Балбыр в Тоджинском районе.

Необходимо отметить, что сказки и сказания зафиксированы Н. Ф. Катановым в основном в конспективной форме. В силу этого они не отличаются высокой художественностью.

Привлекают внимание и мифы. Среди них несколько шаманистских мифов о душе, о призраке умершего, о потусторонних силах и существах, как  албыс, аза (№№ 190, 684, 191). В двух вариантах зафиксирован космогонический миф о небе (№№ 189, 685). Есть и зооморфные мифы о происхождении щуки и медведя (№№ 192, 193, 205). В целом же среди записей Н. Катанова мифы встречаются редко.

Из популярного жанра легенд и преданий  Н. Ф. Катановым зафиксировано всего лишь одно короткое предание о трёх ханах (№ 349).

Как видно из вышеизложенного, среди фольклорных произведений, собранных Н. Ф. Катановым, некоторые жанры представлены более или менее большим количеством  текстов, некоторые ограничены несколькими, а иногда и единичными текстами. Такая несоразмерность можно, видимо, объяснить тем, что у Н. Ф. Катанова не было возможности искать хороших знатоков фольклора, которые могли бы рассказать разные по жанру произведения. Со своими «случайными» информаторами он встречался, как известно, в основном в торговых заведениях русских купцов. Ввиду известных исторических причин он не мог прямо назваться учёным, исследователем и, чтобы преодолеть недоверие к себе, выдавал себя то за писаря, то за торговца. Тем не менее Н. Ф. Катанову удалось собрать богатейший и ценнейший фольклорный материал, среди которого, как показал обзор, немало уникальных записей, демонстрирующих богатство устного народного творчества тувинцев.

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2018, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта