Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 18 октября 2018 г.

В поисках альтернативы

В поисках альтернативыОпыт реализации стратегий экономического развития Республики Тыва во второй половине ХХ и задачи выработки новой стратегии для ХХI  века

Скачать в PDFАннотация: в статье рассматриваются вопросы форми­рования долгосрочной стратегии экономического разви­тия Республики Тыва и ее реализации в условиях экономического кризиса. Поднимается вопрос о необхо­ди­мости широкого обсуждения путей развития,  способов решения наиболее острых проблем и очередности (после­довательности) шагов по развитию экономики, в том чис­ле проведении экономического форума с участием феде­ральных органов управления, крупнейших корпораций  России и  сибирского научного сообщества.

Ключевые слова: региональное совещание, развитие производительных сил, Тува, долгосрочная стратегия, экономическое развитие, природные ресурсы, железная дорога, экономический кризис, межрегиональная интеграция.

 In the search of alternatives

The strategies of the economic development of the Republic of  Tuva  in the 2-nd half of the 20th century and the beginning of the 21st century

A.Begzy

 Abstract:  The article deals with the problems of creating the  strategy of the economic development of the Republic of  Tuva  and seeking of it in the context of the economic crisis. The necessity of  broad  discussions on the ways to develop, to solve the most critical problems and the steps to form an adequate  economic structure is being discussed in the article.

Keywords: regional conference on the  development of productive forces  of  Tuva; the strategy of the economic  development; natural resources; railway; economic crisis; inter-regional integration.

 Экономический кризис конца первого десятилетия ХХI века, выдвинув  перед экономикой России сложные  вызовы, стал для нее своеобразным тестом на выживаемость. Поскольку после нескольких, так называемых «тучных» лет на нефтегазовой игле, экономика страны возвращается к той печке, от которой начинали плясать много десятилетий назад, есть смысл вернуться и к вопросу о стратегии развития не только страны в целом, но и отдельных регионов. Понятно, что пути выхода из кризиса не могут быть одинаковыми для  субъектов Российской Федерации, резко отличающихся друг от друга по природным и трудовым  ресурсам, структуре и уровню развития экономики.

Для  Республики Тыва нынешняя ситуация также стала очередной точкой отсчета, поводом для обсуждения путей развития, способов решения наиболее острых проблем и очередности (последовательности) шагов по развитию экономики.

В августе 2008 г. совершенно незаметно прошел «золотой» юбилей довольно важного события в социально-экономической истории Тувы - исполнилось 50 лет с момента проведения первого после ее вхождения в состав СССР и России регионального совещания по развитию производительных сил. Подробная информация об этом крайне важном для республики форуме была в разные годы опубликована, что избавляет нас от необходимости останавливаться на излишних подробностях, отметив при этом важную роль, которую он сыграл в оценке потенциала территории и определении стратегии развития Тувы на многие десятилетия вперед (хотя этот термин тогда и не употреблялся). Многие оценки, формулировки и предложения того исторического совещания звучат актуально и в начале XXI века, а определенные тогда приоритеты и ориентиры развития тувинской экономики сохраняют свое значение и в наши дни.

В советский период при определении перспективных направлений  развития Тувы  (в то время  Тувинской автономной области)  на  передний план выдвигалось индустриальное направление, особенно металлургия, промышленность строительных материалов, лесная, топливно-энергетическая промышленность. В этих целях предусматривалось расширение геологоразведочных работ, ускорение строительства добывающих предприятий. Отмечалось, что развитие народного хозяйства тормозится низким уровнем энергообеспеченности Тувы. Было признано, что в долгосрочной перспективе главным условием экономического развития является строительство железной дороги, соединяющей Туву с остальными регионами страны, а на среднесрочный период предусматривалось развитие сети автомобильных дорог, совершенствование материально-технической базы автомобильного и речного транспорта, проработка вопросов транспортного освоения Верхнего Енисея.

В последующие годы проблемы экономического развития Тувы обсуждались на научно-практической конференции и научно-практи­ческих совещаниях  в 1974, 1980 и 1988 гг. В качестве магистрального направления развития экономики в тот период  выдвигалось создание на базе горнодобывающих отраслей (добыча коксующихся углей, цветных, редких и благородных металлов) и АПК высокоэффективного Тувинского территориально-производственного комплекса. В сфере транспорта центральным инвестиционным проектом оставалось   строительство железной дороги, однако прорабатывались и паллиативные предложения по строительству нефтепродуктопровода Минусинск-Кызыл, использованию для грузоперевозок водного пути по водохранилищу проектируемой Саяно-Шушенской ГЭС. Строительство новых промышленных предприятий намечалось не только в Кызыле, но и в Шагонаре, Чадане, Кызыл-Мажалыке и других населенных пунктах. Важнейшей целью ставилось полное обеспечение населения сельскохозяйственной продукцией собственного производства. Перспективным направлением в формировании межрегиональной специализации Тувы признавалось  развитие туризма и курортных учреждений.

Научные рекомендации, генерированные этими форумами, использовались при разработке перспективных схем развития отраслей экономики страны, генеральных схем развития производительных сил автономной области (в дальнейшем - автономной республики), пятилетних и годовых планов развития народного хозяйства. Кроме того, по вопросам социально-экономического развития Тувы был принят ряд адресных решений, таких, как постановление Совета Министров СССР от 25 сентября 1967 г. № 879 «О мерах помощи Тувинской АССР в развитии производительных сил», постановления  ЦК КПСС и Совета Министров СССР  от 10 декабря 1976 г.  № 1020  «О мерах по дальнейшему комплексному развитию производительных сил Тувинской АССР» и от 11 апреля 1985 г.  №  297 «О мерах по ускорению экономического и социального развития Тувинской АССР». В условиях директивного планирования принятые постановления не только носили обязательный характер для органов исполнительной власти, но и подкреплялись вполне ощутимыми финансовыми и, что в тот период было крайне важно, материально-техническими ресурсами, поэтому в основном принимавшиеся решения были реализованы.

В результате, к концу  80-х годов  Тува подошла с  относительно  развитым, с поправкой на низкий стартовый уровень, хозяйственным комплексом. Добыча угля в полном объеме обеспечивала потребности  предприятий, учреждений и населения. Поскольку электроэнергия в необходимых объемах поставлялась по ЛЭП-220 кв из объединенной энергосистемы, а ранее действовавшие в Туве маломощные неэффективные энергетические установки были демонтированы. Местным производством покрывалось до половины потребностей в продуктах питания (практически полностью - в основных продовольственных товарах - мясе, молоке, хлебе и хлебобулочных изделиях) и около четверти потребности в непродовольственных товарах - выпускались мебель, швейные, трикотажные изделия, валяная и кожаная обувь. Развивались внутренний транспорт, сфера услуг. Выпуск строительных материалов - кирпича, железобетонных изделий, пиломатериалов - в основном обеспечивал потребности капитального строительства. Строительные и транспортные организации, большинство предприятий промышленности и даже совхозов были рентабельными. На территории республики началось формирование отраслей межрегиональной специализации. Действовали предприятия союзного подчинения, представлявшие зачатки отраслей специализации - комбинаты «Туваасбест» и «Тувакобальт», Терлиг-Хаинское разведочно-эксплуатационное предприятие по добыче ртути,  продолжались  геолого-разведочные  работы.

Кстати, высказываемые  некоторыми  деятелями  в  пылу предвыборных баталий конца 80-х- начала 90-х годов оценки экономики Тувы как сырьевого придатка развитых регионов страны, представляются, на наш взгляд, совершенно необоснованными. Добыча сырья должна была и могла бы, но фактически так и не успела стать эффективной отраслью специализации Тувы. Доля поставлявшейся в другие районы страны продукции (в основном продукции горнодобывающих предприятий) не превышала 10 процентов общего объема промышленного производства республики.

Сетевые показатели развития социальной инфраструктуры республики Тыва уверенно приближались, а по отдельным позициям даже опережали среднероссийский уровень. Республика имела высшие и средние специальные учебные заведения, научно-исследовательские и проектные организации. По показателям уровня образования населения, доле специалистов, занятых в народном хозяйстве Тува вплотную приблизилась к достигнутому в целом по стране уровню.  Расширялись масштабы жилищного строительства, развивались услуги жилищно-коммунального хозяйства.

В условиях  административно-командной системы и директивно-плановой экономики, несмотря на декларировавшиеся с середины  60-х гг.  принципы  т.н. «социалистического хозрасчета», обеспечение рентабельности производства, конечно, выдвигалось, однако первоочередной задачей не было. Многие промышленные предприятия  работали с  убытками и в условиях отсутствия конкуренции не возникало вопроса об их реконструкции или закрытии. Высокий уровень затрат, обусловленный транспортной удаленностью Тувы, удорожающим воздействием климатических условий  и другими факторами, компенсировался внутриотраслевым (в рамках отраслевых министерств) перераспределением финансовых ресурсов, применением системы поясных (районных) цен в сельском хозяйстве, наконец, прямым дотированием предприятий, действующих  на территории республики.

Объемные производственные показатели республики в тот период постоянно возрастали, что давало основания считать региональную экономическую политику эффективной. Однако проявившиеся в СССР  в  80-е  годы  ХХ  века  снижение темпов экономического роста и инвестиционной активности, спад производства в отдельных отраслях, нарастание инфляции и рост напряженности на потребительском рынке  стали характерны и для экономики Тувы.

Основой транспортной системы Тувы в течение всего ХХ века оставался высокозатратный автомобильный транспорт. Хотя со стороны руководства республики предпринимались значительные  усилия, а партийно-государственные органы страны относились к проблемам Тувы с достаточным вниманием, добиться выделения средств для начала строительства железной дороги не удалось. Принятое в середине 80-х годов принципиальное положительное решение не  было реализовано. Не получил развития и водный транспорт. В условиях быстрого роста энергопотребления Тува, после ввода в действие в 1970г.  ЛЭП-220кв  Абаза-Ак-Довурак, становилась все  более  зависимым  в энергетическом отношении регионом, имея  долю собственного производства электроэнергии не выше 10 процентов. Бюджетные инвестиции  по линии союзных и российских министерств не обеспечивались в полном объеме материальными ресурсами и рабочей силой, распылялись на множество объектов. В результате к началу рыночных реформ в республике имелось несколько сотен незавершенных строительных  объектов.

Шоковый скачок к рыночным отношениям заставил пересмотреть оценки состояния экономики республики. Коренным образом изменились принципы ее функционирования. С ликвидацией плановой   системы для большинства производственных предприятий и целых отраслей экономики Тувы фактически были уничтожены необходимые условия работоспособности. При этом в силу ряда особенностей экономики  Тувы  разрыв между идеальной моделью реформ и ее практическим воплощением выявился быстрее, а негативные последствия были острее, чем в других регионах России. Внедрение рыночных институтов на основе федеральных правовых актов, в принципе не учитывавших региональных особенностей экономики носило, в прямом смысле, приказной, а в ряде случаев, стихийный и неуправляемый характер. В частности, это относилось к процессам приватизации. Выбор у республиканских органов управления был не очень широк - либо выполнять федеральные директивы полностью, либо пытаться как-то  трансформировать эти указания под нужды региона. При этом у республиканского руководства фактически не было ни полномочий, ни финансовых ресурсов для предотвращения разрушения производственной структуры республики, или хотя бы смягчения негативных  явлений. Объективно рассуждая, понятно, что нельзя было в отдельном регионе установить отличные от всей страны правила работы экономики.

Прекращение финансовой поддержки со стороны вышестоящих отраслевых министерств (большинство из них было ликвидировано, а оставшиеся лишились функций непосредственного управления и поддержки предприятий) сделало в условиях рынка неконкурентоспособными многие предприятия промышленности Тувы. В результате объем промышленного производства за  90-е годы снизился вдвое, а по отдельным отраслям и видам продукции темпы падения были значительно выше. В условиях падения платежеспособного спроса при одновременном стихийном росте импорта не выдержали конкуренции на открывшемся для других регионов и зарубежных стран рынке местные предприятия легкой и пищевой промышленности. С ликвидацией союзных, а  также  большинства  российских  отраслевых министерств и ведомств оказался уничтожен  главный  механизм  развития экономики - централизованные капиталовложения, направляемые в регионы через  эти органы. Естественно, что резко сократились объемы всех инвестиций, как бюджетных, так и осуществляемых хозяйствующими субъектами. Скачкообразное падение объемов инвестиций привело к сокращению выпуска (кирпич, пиломатериалы) или даже прекращению производства отдельных видов строительных материалов (железобетонные панели домостроения). Особенно острыми оказались проблемы предприятий союзного подчинения - Тувинского машиностроительного завода, а также комбинатов «Тувакобальт» и «Туваасбест»  и связанных  с ними г. Ак-Довурака  и  пгт. Хову-Аксы.

Отрицательная динамика в сельскохозяйственном производстве во многом определялась разрушением системы управления (прежде всего, порядка ценообразования и закупок), возникшим и постоянно углублявшимся диспаритетом цен на сельхозпродукцию и потребляемые материально-технические ресурсы. Попытки формирования сектора фермерских (в Туве - аратских) хозяйств, несмотря на быстрый рост их количества,  не дали существенных экономических результатов. В целом аграрная отрасль все больше стала приобретать черты  натурального хозяйства. Общее поголовье скота в течение 90-х сократилось вдвое, производство молока - в 1,6 раза, яиц - в 10,5 раза.  Гораздо более трудная ситуация сложилась в растениеводстве. Посевные площади зерновых культур сократились  в 5 раз, кормовых - почти в 12 раз. Фактическое прекращение применения удобрений, деградация агротехнических приемов наряду с сокращением посевных площадей привели к падению производства сельскохозяйственных культур. Так, если в 1970г. производство зерна во всех категориях хозяйств составило 208,1 тыс.т, в 1980г. - 148,4 тыс.т, то в 2000г. - всего 24,9 тыс.т.

В условиях продолжавшегося в течение почти 10 лет падения объемов производства, разрыва хозяйственных связей, ухудшения финансового состояния предприятий, нараставших бюджетных проблем  перед экономикой Тувы стояли вопросы не столько развития, сколько обеспечения, хотя бы на минимальном уровне, работы систем жизнеобеспечения, особенно топливно-энергетического комплекса, каналов товародвижения, предотвращения уничтожения производственного аппарата.

Едва ли следует давать однозначно негативную оценку проведению в начале 90-х гг. республиканскими властями политики своеобразного регионального протекционизма. Оценивая реалии тех лет,  надо отдавать себе отчет в том, что главными  причинами попыток ограничения перемещения товаров было сомнение властей в способности рыночных механизмов обеспечить потребительскими товарами население, еще имевшее на руках утратившие силу талоны на продукты, одежду и обувь, между тем как ответственность за обеспечение населения с  властей никто не  снимал. Перечень продукции и товаров, вывоз которых подлежал регулированию, на начальном этапе был довольно  широким, однако, по мере становления рыночных механизмов товаропродвижения, он постепенно сужался, а затем этот, по сути силовой,  вид госрегулирования был отменен. Впрочем, такими же наивными были и попытки административного установления экономических связей между регионами, находящимися достаточно далеко друг от друга, не имеющими реальных связей, отказы от поставок, требования бартера (например, поставок кожсырья в обмен на обувь и др.). В тот период от имени республики было заключено несколько десятков межрегиональных соглашений, однако, как показало время, реальную пользу принесли только договора о сотрудничестве с соседними территориями.

Только в 1998 году, наконец, был остановлен спад производства в промышленности, а в 1999-2000 годах объем  производства стал расти. Заметно возросла добыча золота. Показательно, что удельный вес этой отрасли в объеме промышленной продукции превысил 30 процентов. Постепенно стабилизировались объемные показатели в частном секторе сельскохозяйственного производства - в аратских (крестьянских) и подсобных хозяйствах населения. Удалось на минимально необходимом уровне обеспечить работу грузового и пассажирского автотранспорта, электросвязи. Быстрое увеличение числа абонентов и расширение сетей основных операторов мобильной связи отражало, во-первых, реакцию населения на недоразвитость системы проводной связи, и во-вторых, конкурентную борьбу компаний-операторов, старающихся захватить максимально возможный сегмент рынка. По темпам роста ряда показателей развитие экономики республики соответствовало и даже опережало среднероссийский уровень. Наметилось, наконец, повышение уровня жизни, хотя абсолютные его показатели продолжали  существенно отставать от  среднероссийских.

В начале 90-х годов руководство республики принимало в основном документы краткосрочного действия - годовые прогнозы социально-экономического развития, используемые для обоснования бюджетов, решения, направленные на стабилизацию работы отдельных предприятий. В то же время продолжались усилия по разработке и долгосрочных перспектив. Так, по предложению Правительства республики в Указ Президента Российской Федерации «О неотложных мерах по стабилизации экономики и развитию социальной сферы Республики Тува» (от 2 сентября 1992 г. № 1045)  было включено поручение о разработке федеральной  программы структурной  перестройки экономики  Тувы. Проект этой программы был разработан  и в 1993-1994гг. согласован с федеральными министерствами и ведомствами. Однако федерального статуса программа так и не получила, и осталась в формате республиканской. В итоге объем финансовых ресурсов для реализации программы оказался далек от намечавшегося, что сказалось на ее результативности. Аналогичная ситуация сложилась и с другими документами долгосрочного характера.

По сути дела, роль долгосрочных программ развития республики в тот период выполняли адресные указы Президента России и постановления Правительства Российской Федерации, направленные на поддержку социально-экономического развития Тувы. К сожалению, не все задания этих указов и постановлений были выполнены, особенно в части развития реального сектора экономики. Главным слабым  местом этих решений была попытка развивать производство в Туве  силами федеральных органов исполнительной власти и за счет бюджетных  средств. Однако директивных механизмов реализации принятых решений в рыночных условиях уже не было, и многие пункты постановлений «зависали» в неопределенном статусе. Так, к примеру, постановлением Совета Министров-Правительства Российской Федерации от 15 июня 1993 г. N551 «О мерах по выполнению Указа Президента Российской Федерации от 2 сентября 1992 г. № 1045 «О неотложных мерах по стабилизации экономики и развитию социальной сферы Республики Тува» было предусмотрено освоение Кызыл-Таштыгского месторождения полиметаллов. Понятно, что в изменившихся экономических условиях поручение  было сформулировано не в директивной, а в рекомендательной форме.  Правительству Республики Тува, Комитету Российской Федерации по металлургии и акционерному обществу «Цветметинвест» предлагалось  в 1993 году обеспечить разработку технико-экономического обоснования строительства горно-обогати­тель­ного предприятия на базе этого месторождения и утвердить его в установленном порядке, а также внести предложения по установлению льгот. По своим полномочиям Комитет по металлургии не мог сравниться с бывшим Минцветметом СССР, а АО «Цветметинвест» было, в сущности, лишь формальным осколком бывшего  Минцветмета  СССР и финансовыми ресурсами также не располагало. Реально приступить к освоению месторождения удалось лишь через 14 лет, причем инвестором  выступила  уже  не российская структура,  а  китайская  компания «Лунсин».

Инвестиционная политика федерального правительства в 90-е годы исходила из того, что производственные объекты должны создаваться преимущественно за счет негосударственных инвестиций. Действовавшие федеральные целевые программы, даже такие, как ФЦП «Сокращение  различий в социально-экономическом  развитии регионов РФ», фактически были направлены не на создание производственных объектов и расширение налогооблагаемой базы, а, напротив, на развитие сети учреждений социальной инфраструктуры, ведущее к росту бюджетных расходов. Для частного капитала инвестиционная привлекательность республики была низкой из-за неразвитой инфраструктуры, прежде всего, транспортной, отсутствия проектной подготовки территории, удорожающего влияния климата и несоответствия профессиональной и квалификационной структуры трудовых ресурсов. Отнесение республики в мае 1994г. к районам Крайнего Севера и приравненным к ним местностям позволило несколько поднять уровень доходов населения, улучшить условия завоза продукции для нужд хозяйства и населения республики, однако способствовало повышению издержек производства и снижению эффективности хозяйственного комплекса Тувы.

Несмотря на это, удалось не только выделять средства на строительство производственных объектов из достаточно скромного республиканского бюджета, но и добиваться финансирования для развития сектора реальной экономики от федеральных органов власти. Федеральным бюджетом  были  профинансированы некоторые проекты, включенные в правительственные постановления (строительство овчинно-шубной фабрики, цеха первичной обработки шерсти, кондитерской фабрики, реконструкция комбината «Туваасбест», машиностроительного завода и др.). К сожалению, опыт работы  этих новых и реконструированных предприятий трудно назвать позитивным. Отсутствие источников формирования оборотных средств в сочетании с высокими темпами инфляции, недостаток специалистов с навыками работы в условиях конкурентной борьбы и, в большой степени, неадекватное качество управления привели к тому, что построенные производственные мощности не были освоены, новые предприятия, едва начав работать, оказались на грани банкротства, а потом и фактически прекратили существование, не оказав реального влияния на ситуацию в экономике республики. Таким образом, получил подтверждение широко известный, хотя теоретически и не обоснованный, тезис о том, что  в Туве, как и в целом в России, любые проекты, не связанные с освоением сырья, эффекта не дают. В итоге, хотя в XXI век экономика Тувы вошла с положительной динамикой, решения для многих острых социально-экономических  проблем  найти  не удалось.

Нулевые годы, как теперь принято называть первое десятилетие нового  века,  опять поставили перед Тувой необходимость выбора пути развития и поиска адекватных современному периоду механизмов структурных преобразований экономики.

 При этом, в отличие от экономики многих регионов России, имеющийся потенциал ресурсного направления развития, связанного с масштабным освоением природных ресурсов, в Туве фактически не был использован. Удельный вес и роль ресурсного блока в хозяйстве Тувы  значительно ниже среднероссийского, не говоря  уже  о таких регионах Сибири, как Ханты-Мансийский АО, Красноярский край, Иркутская, Тюменская область, основу экономики которых составляют именно сырьевые отрасли. Между тем, суммарная ценность разведанных в Туве запасов всех видов минерального сырья (с учетом скидки на его добычу и переработку), по оценке Тувинского института комплексного освоения природных ресурсов Сибирского отделения Российской Академии наук, превышает 140 млрд. долларов США. Особенно заметной стала эта особенность экономики Тувы после принятия  Стратегии социально-экономического развития республики до 2020г.  и рассмотрения основных направлений социально-экономического развития Республики Тыва на заседании Правительства Российской Федерации в марте  2008 г.

  При разработке долгосрочной Стратегии рассматривались как инерционный, так и интенсивный варианты развития. В первом случае были бы возможны реализация небольших инвестиционных проектов, обеспечение темпов прироста на уровне 4-5 процентов, продолжение развития сети учреждений социальной сферы, объем ВРП мог бы возрасти к 2020 году в 5-6 раз, продукция промышленности - в 8 раз. Однако в этом варианте задачи модернизации экономики, не говоря уже о решении социальных задач, не могут быть выполнены, уровень дотационности  республиканского и консолидированного бюджета не снижается.

Интенсивный вариант предполагал совершенствование транспортной системы (строительство железной дороги, создание трансграничных транспортных коридоров, связывающих республику с Монголией и Китаем), резкое увеличение масштабов освоения минерально-сырьевых ресурсов (уголь, металлы), кардинальные сдвиги в структуре производства, изменение инвестиционного климата. Объем ВРП может увеличиться в 9,5-10 раз, промышленная продукция - в 12-13 раз. Одновременно  создаются  условия  для существенного повышения показателей уровня жизни, сокращения дотаций из федерального бюджета. Преимущества интенсивного варианта, по нашему мнению, очевидны.  

В  каком-то смысле  Стратегия-2020 для Тувы  ознаменовала  возвращение намеченных в 50-е годы ХХ века подходов к формированию регионального экономического комплекса. Тем не менее, назвать ее примитивной  реинкарнацией старого советского «сырьевого» проекта для Тувы нельзя, поскольку освоение природных ресурсов базируется уже на совершенно других принципах, прежде всего,  на механизмах государственно-частного  партнерства. Стратегия разрабатывалась исходя  из  внутренних условий и факторов, прежде всего из имеющегося  ресурсного потенциала, однако важнейшее значение для Тувы имеют и внешние условия - действия федеральных властей и крупного бизнеса, а также развитие экономической ситуации в соседних регионах Сибири.

Надо сказать, что уже с начала  90-х годов  как «внутри» республики, так и «снаружи», специалисты различных отраслей науки выдвигали варианты развития тувинской экономики, альтернативные промышленно-сырьевому. Одни пропагандировали в качестве альтернативы развитию промышленности расширение туризма. Другие предлагали сосредоточиться вокруг сельского хозяйства. Третьи, не моргнув глазом, советовали сосредоточить усилия населения на собирательстве. Так, по мнению д.э.н., профессора МГУ Н. А. Зубаревич,  для Тувы «очень важна другая форма развития, не ресурсная. Это создание нормальных условий для выживания малого предпринимательства, то есть возможность людям заниматься своим домашним хозяйством, скотоводством, сбором ягод, грибов и т.д. .... Нужны рабочие места в малом предпринимательстве и в домашнем хозяйстве. Это называется экономика выживания». Трудно не согласиться с мнением, что в отдаленных и транспортно изолированных сельских поселениях занятость трудоспособного населения в секторе традиционного жизнеобеспечения практически альтернатив не имеет. Однако делать вид, что можно  построить экономику региона на основе домашнего хозяйства и сбора   дикорастущих растений - это, в лучшем случае обман, а, скорее всего, -  самообман, что гораздо хуже.

Активное освоение минерально-сырьевых ресурсов северных территорий остается одним из приоритетов экономической политики России в новом столетии и едва  ли  одна из этих территорий - Тува - сможет найти в обозримой перспективе какой-то иной путь.  Только на путях специализации, эффективного использования природных ресурсов, прежде всего, минерально-сырьевого потенциала, составляющих реальное богатство Тувы, возможно эффективное и гармоничное развитие  ее  экономики и переход в течение относительно короткого времени в состояние устойчивого саморазвития.

Рассуждения о перспективах развития региональной экономики не могут быть плодотворными (конструктивными) без определения  инструментов развития экономики. В начале 90-х гг. при переходе к рыночным отношениям государство отказалось от методов советского территориального планирования. Регионы перестали получать централизованные бюджетные капитальные вложения, с помощью которых  в советский период  осуществлялось прямое  инвестиционное  конструирование  их экономической структуры. Региональная экономическая политика была фактически сведена к применению  различных  финансовых инструментов дотационной поддержки. Это привело в 90-е годы к  утрате механизма увязки  федерального и регионального развития и к возрастанию различий в уровне социально-экономического развития регионов.

Рыночная экономика предоставляла хозяйствующим субъектам, территориям и населению новые, все более сложные и невиданные ранее   инструменты - ваучеры, фондовый рынок, финансовые пирамиды, ГКО и ипотечные кредиты, фьючерсы и опционы и разного рода деривативы. Далеко не все они прижились на российской земле. Расцвели пышным цветом и тут же отцвели разного рода биржи (даже в Кызыле их было две). Фондовый рынок остался, в сущности, явлением искусственным и не имеющим отношения к развитию производительных сил большинства регионов. Далека от  нормальной  ситуация на рынке потребительских кредитов.

Если говорить о предлагаемых сегодня формах государственной поддержки, осуществляемой на основе конкурсов и аукционов (особые экономические зоны и т.д.), то Тува и подобные ей регионы с депрессивной экономикой едва ли смогут воспользоваться. Нужно искать более приемлемые инструменты, в том числе и межрегиональные. Возможно, инструментом, который даст импульс новому этапу развития  экономики Тувы станет Стратегия и программа развития Сибири. К сожалению, работа над этими документами  необоснованно затянулась.

Помимо борьбы за масштабную федеральную поддержку, республике предстоит решить множество задач. Представляется важным совершенствование правового поля развития экономики. Требуют обновления федеральные законы и другие нормативные акты по прогнозированию социально-экономического развития, особенно в части государственного регулирования развития регионов. Без модернизации Налогового кодекса, закона «О недрах» и других актов  невозможно создать условия для роста налогооблагаемой базы субъектов Российской Федерации и муниципальных образований. И республика должна отстаивать свои позиции в федеральных законодательных органах, используя все свои возможности, включая трибуну в Совете Федерации и в Государственной Думе. Простой пример. По итогам аукциона на право пользования недрами Кызыл-Таштыгского полиметаллического, Ак-Сугского медно-молибденового и Кара-Бельдирского золоторудного месторождений сумма разовых платежей составила более 800 млн.рублей, что в тот период было равно почти половине собственных доходов консолидированного бюджета республики. Эти немалые средства ушли в федеральный бюджет, а уровень дотационности бюджета республики остался столь же высоким, как и до аукционов. По нашему мнению, было бы целесообразно рассмотреть возможность создания  какого-то механизма зачета таких поступлений, что крайне важно в свете предстоящего вовлечения в оборот месторождений полезных ископаемых Тувы, эксплу

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2018, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта