Портал тувиноведения

Tuva.Asia / Новые исследования Тувы

English version/Английская версия
Сегодня 17 ноября 2018 г.
15 июля 2010 Тува. Общество

Тайны Бижиктиг-Хая

Петроглифы на склонах г. Бижиктиг-Хая, 4-го - 3-го тыс. до н.э. Фото Алексея АнтоноваПетроглифы на склонах г. Бижиктиг-Хая, 4-го - 3-го тыс. до н.э. Фото Алексея Антонова В Туве в окрестностях любого, пожалуй, населенного пункта можно найти «открытые книги», в которых наши предки оставили свои следы пребывания на этой территории. Каменные изваяния, петроглифы, оленные камни, остатки древних военных городищ, оросительных каналов, курганы, в которых хоронили царей, вождей, воинов саяно-алтайских племен… « К чести наших далеких и ближайших предков, хочу отметить, что древности Тувы сохранились как нигде более…», – пишет в антологии «Тыва Дептер» и ее составитель Сергей Шойгу. Одно из таких мест – село Бижиктиг-Хая, в переводе с тувинского языка – скала с письменами, наскальными рисунками. Местечко удивительное и загадочное, но его тайны и легенды уже вопиют к своим исследователям. Сейчас они еще только обозначены…

Медведь, который пьёт из родника

С высоты птичьего полета можно увидеть, что село Бижиктиг-Хая расположено в подбрюшье огромного каменного медведя, который раскинул передние лапы на равнине. Одна задняя лапа вытянута, другая поджата под тело. Подъезжая к селу, даже не задумываешься о том, что сейчас вот переезжаешь правую переднюю лапу, а сейчас – левую заднюю (обе части села разделены как раз этой левой задней…). Нос медведя уткнулся в родниковую речку, другие части огромного тела являются ориентирами удивительных по своему историко-литературному наполнению «следов» предков. А «наследили» они в окрестностях Бижиктиг-Хая порядочно.

…Мощные «коготки» гранитного зверя облюбовали еще древние люди. В природной нише располагался храм под открытым небом. На потолке и стенах хорошо сохранившиеся надписи, сделанные черной тушью на четырех языках – уйгурском, древнемонгольском, древнетибетском и древнекитайском. Расшифрована только одна – древнекитайская. Работу проделал японский ученый, приезжавший в эти места в 2003 году. Установлено время – 14 век, имя китайского чиновника, который встречался здесь с другим чиновником. Надпись была сделана по его личному указанию, понятное дело, на древнекитайском языке. Японский ученый рассказал, что подобные надписи встречаются и у них. Судя по надписи, по степени умственного развития от своих предков мы отличаемся мало. Вспомним: «Здесь был Вася…». Кстати, такими вот современными наскальными письменами, прямо поверх древних петроглифов, были испещрены и стены этого природного храма…

Хорошо видна фигурка какого-то многорукого божества, сидящего в позе лотоса. Ламы утверждают, что женского. Мальчик на коленях молится этому божеству. Сверху надпись – ом мани падми хум и число 17.

Впервые рисунки и надписи в этом районе были обнаружены более 100 лет назад крупнейшим сибирским археологом А. Ад-риановым. По мнению ученых, буддийская ниша является частью буддийского храмового комплекса гротового типа, который был сооружен в годы правления в Китае послед-них императоров Юаньской династии чингизидов. Никто не занимался раскопками на равнине. Вполне возможно, что найдутся и следы деревянных монастырских строений.

Ровные стены скалы сплошь покрыты петроглифами – огромный гриф, личины-маски. Несколько женских, явно азиатской внешности. Такие же наскальные «полотна» попали и под зону затопления Саяно-Шушенского водохранилища. Об этом пишет Марианна Дэвлет в своей монографии «Петроглифы Улуг-Хема», изданной в 1974 году. Много масок в виде фигур животных – оленей, быков, собак, горных козлов. Караван навьюченных животных. Ровные наскальные поверхности для населения, обитавшего во все времена в этих местах, служили листами книги, на которой они как бы излагали события из своей жизни. Памятники создавались несколькими поколениями, сменявшими друг друга. Древние художники свое дело знали хорошо – время не уничтожило подробностей этих рисунков: животные в удивительной динамике, прописаны детали одежды у людей. Воин в шапке-шлеме, торговцы в восточных костюмах (изображена церемония приезда купцов). Много изображений быка, который до сих пор является для тувинцев тотемным животным как образ плодородия, мощи и силы. «Бижиктиг-Хая – языческое святилище и буддийская кумирня, маски-личины эпохи бронзы третьего века до нашей эры. Рисунки скифского времени… Перед нами – памятник наскального искусства мирового значения о проникновении буддизма в Туву» – табличка с такой надписью установлена сейчас у сакрального «коготка». Ее автор – член Союза художников России, заслуженный работник культуры РТ, преподаватель Кызыл-Мажалыкской детской художественной школы Биче-оол Майны. Человек увлеченный, «по уши» влюбленный в свою малую родину, знаток местных достопримечательностей.

Царица Сай-Суу

Интересно, но об этом памятнике поминального характера, расположенном в зоне видимости села Бижиктиг-Хая, мало знают даже ученые Тувы. Первое его описание сделал хакасский ученый Кызласов, который приезжал в Туву во время подготовки территории к затоплению Саяно-Шушенским водохранилищем. Во время раскопок были обнаружены остатки жертвенного костра и кости животных, присыпанные речной галькой. В ограждении из высоких плоских камней находятся каменные изваяния мужчины и женщины. Фигуры, если присмотреться, тоже в позе лотоса. Хотя Онгак Куулар, бывший житель Бижиктиг-Хая и видевший фигуры еще в своем детстве, утверждает: женщина изображена стоящей. Мужчина со всеми атрибутами высокого чина – кожаный традиционный пояс, огниво, кинжал, сосуд, который он держит в руке. Обе фигуры обезглавлены.

Онгак Куулар и его внучка Шенне Саая представили на рассмотрение жюри республиканского конкурса «Девять драгоценностей» проект, в который включили сразу несколько номинаций – языческое святилище, надпись и петроглифы на «коготке» каменного медведя, каменные изваяния у села Бижиктиг-Хая. Сейчас заявитель живет в селе Сукпак, но память и, как он говорит, совесть не позволяют ему замалчивать то, о чем рассказывали еще старики.

– Царица Сай-Суу, как и княгиня Ольга в Древней Руси, в наших краях является известной исторической личностью. Легенды говорят, а этот памятник подтверждает, что она правила своим племенем вместо мужа. Он внезапно заболел (может быть, получил ранение), потерял подвижность и сидел на специальном коврике из шкур. Вот он, этот коврик, изображен в виде каменного подиума. Здравый ум царь, конечно, сохранил. Когда мне было шесть лет, отец показывал мне этот памятник. Фигуры тогда стояли рядом, вне этой ограды. Позже кто-то выкопал их и поставил уже внутрь оградки, – рассказывает Онгак Комбуевич. – Недалеко от них еще было видно основание шести- или восьмиугольной юрты-храма. Сейчас уже все заросло и следов не осталось… Сай-Суу правую руку положила на сердце, левую прижала к правому боку. По легенде, она обращается к своему народу: «В связи с потерей подвижности мужа мне, женщине, выпала доля управлять вами. Я, царица, своим сердцем и всем телом предана вам, моему народу…». Заслуга Сай-Суу в том, что она правила мудро, во время ее правления не было ни одного кровопролития. Головы у изваяний срубили, скорее, монголы. Тюрки, поскольку памятник был поставлен в древнетюркские времена, сделать этого не могли. Времена были суровые. Враги специально обезглавливали своих противников, даже каменных… Вообще женские каменные изваяния делались очень редко.

– Говорят, что такая же женская фигура сохранилась в устье реки Чыргакы. Женщина там держит в руках цветок. Фотографию фигуры показывал один любитель древности, полковник МВД РТ, когда мы делали навес для Чингисхана. Говорит, что изваяние его семья хранит, как родовое, уже много веков, – рассказывает Биче-оол Майны. В древности, на Саяно-Алтайском нагорье бытовали две формы изображения умерших героев, связанные с культом предков – каменные портретные изваяния и менгиры – необработанные каменные столбы. С конца восьмого века их стали покрывать руническими письменами.

Но мы уже едем к другому памятнику, который тоже виден из села и известен по нескольким названиям – Воин, Хранитель степи, Чингисхан.

Хранитель степей

В том, что в этой мощной фигуре, проработанной так тщательно, что время не смогло затушевать детали одежды – явно кожаный орнаментированный пояс (признак высокого чина), другие атрибуты одежды, простой сосуд, который воин держит в руках, красивая серьга в левом ухе, косичка. Мощные развернутые плечи, уверенное и несколько надменное выражение лица, глаза, смотрящие прямо на тебя... Установлено время – VI–VII века. Время древних тюрок.

– Хранитель степей стоит здесь столько, сколько помним мы, наши деды и прадеды. В советские времена один сельский механизатор взялся выкорчевать фигуру трактором, цепями. Видите, одно плечо меньше другого и нет правого уха? Вытащить, как ни старался, не удалось, но повредил и наклонил. Потом тувинский археолог Иргит Самбу поставил изваяние на место, а у тракториста через семь дней жена умерла… – продолжает рассказывать наш добровольный гид Биче-оол Майны. Рассказ украшают легенды, которыми щедро делится и Онгак Куулар.

– Тюрки ставили памятники не только своим воинам, но и побежденным врагам (пусть превращаются в камень…). Но с этим воином не так все просто. По одной из гипотез, мать Чингисхана родом из сегодняшнего Улуг-Хемского района. Легенды повествуют, и люди передают их из поколения в поколение, как привезли тело очень важного человека, замуровали в пещере (другие утверждают, что у подножия горы Бижиктиг-Хая…). Только через несколько лет привезли эту каменную фигуру, поставили на кургане посреди поля и сказали народу: «На колени – перед вами Чингисхан. Кто осквернит – казним со всей семьей и всем родом». Охранять поручили местным князьям.

Онгак Комбуевич помнит, что когда-то в округе было три таких же каменных изваяния – в Чыргакы (задняя сторона была гладкой, на передней выбит женский барельеф). Женская фигура стояла и на левом берегу речки Барлык. Сохранился один Воин, который смотрит на восток. В период орхоно-енисейских тюрков (о чем нам поведал эпос «Культегин») полководцев тюрк­ского периода хоронили в погребальных камерах прямо на поле сражения. На кургане, как часовых, устанавливали их изваяния. Вполне возможно, разгадка бижиктиг-хаинского Чингисхана еще впереди. А пока на этом огромном поле мирно пасется скот, а по дорогам, обдавая каменное изваяние пылью веков, разъезжают праправнуки великого Воина.

Женские изваяния для каменного искусства вообще-то являются редкостью. Ученые предполагают, что появление других фигур стало следствием замечательного правления Сай-Суу. Интересно, что в окрестностях Бижиктиг-Хая сохранились большие погребальные курганы (малые уже уничтожены). По одну сторону идут «дамские», их так и называют, в которых похоронены жены князей рода Куулар, по другую сторону – сами князья. Мимо курганов и между ними следует идти пешком, спешившись и сняв головной убор…

С именем Чингисхана в районе связано и село Аянгаты, которое находится по соседству с Бижиктиг-Хая. Территория эта в тюрк­ские времена принадлежала монголам. Первое название села – Тасол-Тахил (или Тагил), что значит «благодатный», явно в память о том, что там когда-то жили прародители Чингисхана. О другой легенде отцу Онгака Комбуевича поведал восьмидесятилетний житель Бижиктиг-Хая. Легенда гласила, что когда тень от самой высокой точки горы лежащего медведя упадет на его нос (мы помним, что медведь-гора «пьет воду» из родника), в том месте ищите «Народную». Что именно, старик сам толком не знал. Отец Онгака Комбуевича предполагал, что народную книгу (может быть, каменную), в которой изложено жизнеописание Чингисхана.

Гора-крепость Шивээлиг-Даг и… новые легенды

Объять необъятное, как ни старайся, невозможно, да и газетная полоса не резиновая, но умолчать о Шивээлиг-Даге (гора-крепость или сторожевая башня) – значит, пойти против журналистской совести…

...Возвышается она посреди огромного поля (недалеко от районного центра Барун-Хемчикского района, села Кызыл-Мажалыка), «усыпанного» большими и малыми погребальными курганами тюркского времени (VI-VIII века). Каждый обозначен камнями – балбанами, на которых выбиты различные изображения – животные (видимо, тотемные роды), птицы, и снова маски-личины и просто лица…Камней-балбанов не менее 300 штук. Об их происхождении спорят до сих пор. Одни ученые говорят, что они олицетворяют количество врагов, которых убил погребенный воин, другие утверждают, что камни ставили те, кто приходил поклониться воину. Какие сражения проходили на этом пространстве, предки каких народов проносились здесь на своих лихих скакунах… Гладкие поверхности горы тоже в наскальных рисунках, на самом верху горы выложен каменный окоп – сохранился! Отсюда часовые наблюдали за передвижениями врага, жгли сигнальные костры. Пригодилась гора и потомкам. Переименовали в Наксыл-Даг (гора любви). Легенда гласит, что в давние времена с вершины сбросилась бедная девушка, влюбленная в сына богатого хана. Паренек вообще-то был не прочь взять в жены бедную красавицу, но на пути влюбленных стал его отец. Осталась одна легенда и огромный камень, который приобрел форму сердца. Хочешь семейного счастья – лезь на вершину горы.

На сайте установлена система Orphus. Если вы обнаружили ошибку, пожалуйста, сообщите нам, выделив фрагмент с ошибкой и нажав Ctrl + Enter. Ваш браузер останется на этой же странице.

Информация
Зарегистрированным читателям доступна функция комментирования публикаций. Обратите внимание: возможна авторизация через социальные сети.

ВКонтакте ОБСУЖДЕНИЕ

© 2009—2018, Тува.Азия - портал тувиноведения, электронный журнал «Новые исследования Тувы». Все права защищены.
Сайт основан в 2009 году
Зарегистрирован в качестве СМИ Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор), свидетельство о регистрации Эл №ФС77-37967 от 5 ноября 2009 г.

При цитировании или перепечатке новостей — ссылка (для сайтов в интернете — гиперссылка) на новостную ленту «Тува.Азия» обязательна.

Рейтинг@Mail.ru

География посетителей сайта